vlad1_74

Categories:

АгломерАд. Охота на дикообраза ч.7.4

Франглия - Альянс «Льва и Лилии».

Франглия, официальное название ЭСАФ - экономическое сообщество Англии и Франции, было создано для отпора вооружённой агрессии со стороны Великого Турана, а так же, в виду милитаризации Рейхсланда.

ЭСАФ, заменивший собой ЕЭС, в разное время, помимо этих двух стран, ситуативно включал в себя и некоторые иные, не всегда европейские государства.

Несмотря на название, является в первую очередь военным и политическим образованием.

Но вот наконец, всё было сделано, и со всем было покончено. Во всех смыслах этого слова. Среди убитых бандитов, оказался один, чьё ранение послужило причиной посчитать его за мёртвого. Ранение в живот не оставляло ему никаких шансов. Его отнесли в лес, после чего Алиса услышала один единственный выстрел.

Сэр Роже, перемежая французскими словами, горячо, с рукопожатиями, отблагодарил спасших его бойцов. Он, совершенно не обращая никакого внимания на девушку из его броневика, погрузился во флирт с Алисой. На её вопрос, откуда эта восточная красавица взялась, он лишь отмахнулся, и как бы считая это пустяшным делом, заявил, что он спас её из рук бандитов. Повреждённое колесо «Дикобраза» было подремонтировано силами бригады Прапорщика Совершенного, и отряд двинулся в путь. Сэр Роже, не знавший здешних дорог и ландшафтов, передал управление своей «подводой» Ивану Совершенному. Пересев на его лошадь, барон ехал впритирку, стремя-в-стремя с Алисой и её отцом. Он легко позволил посадить в свой броневик и связанного бандита и молодую девушку, однако, как бы брезгуя подобным обществом, подался в кавалеристы. По дороге, вместе с бронемашиной, нагруженной помимо прочего трофеями найденными и снятыми на поле боя, выехали в сопровождение пятеро верховых бойцов. Все же прочие, отправились через МТС к станице, напрямик через уральскую красоту раннего лета.

Мессир-барон был многословен и обилен в речах. Он с петушиным видом лихо гарсировал на коне и грассировал прононсом.

В этой поездке выяснилось многое. Барон Де Роган, одинокий и как подчеркнул сам барон, крайне богатый, после добровольной службы в европейских континентальных войсках освобождения, раненный пулей в ногу, а любовью в сердце, ушёл со службы. После нескольких лет войны в рядах легендарной армии имени Карла Мартелла, пройдя через десятки битв и сражений с наседавшими на Европу исламскими фундаменталистами и войсками Великого Турана, майор в отставке поселился в родной своей Вандее, в большом и красивом, родовом замке. Уже не молодой барон, был очень богат, красив, имел высокое звание, победы, почести и заслуженные награды. А так же редкую честь – личное и собственное прозвище «Фореткран», наделённое ему солдатами его бригады, за спасение дивизии от уничтожения в туранской ловушке.

Женой его была славянская красавица, которую он добыл на границе с Косово, и эта семья, должна была стать самой счастливой на земле.  Однако, похождения Роже по «иным славянским красавицам», отняли у него и жену и счастье. После продолжительной депрессии, по случаю преждевременного развода, с последующим разделом имущества, барон взял себя в руки, и внёс некоторые поправки в своё мировоззрение. А после ухудшения военного положения его страны, взял себе девиз, и оборужившись всем необходимым и сверхсовременным, что полагается истинному рыцарю колеса, отправился в Россию. Именно в Россию, поскольку сам мессир Роже, наперекор всем своим родичам от первых, древнейших Роганов и до ныне живущих, выводил свою фамилию исключительно из российских земель, исключительно от графа Строганова. Что имел по долгу службы частые и продолжительные приезды в тогдашнюю Францию. И зарегистрировавшись в рыцарском штабе, размещённом в замке на Елисейских полях, сообразуясь с взятым им девизом, барон Де Роган отправился колесить просторы сильно скукожившегося славянского мира. И Либеросии в частности. Целью своей, он считал освобождение своей страны. Средством для этого, он избрал здоровый, чистый дух всё ещё живой, по сравнению с прочим миром, славянской расы. Ну а мечтой всей своей жизни, барон считал освобождение и возрождение Европы.

Однако, для Алисы, все эти цели и средства были не понятны и туманны. А вся «мишура и бутафория», что сопровождала благородного мессира Роже, казалась ей смешна и нелепа. Она видела насмешку в глазах отца, но понимать причины и следствия поступков барона, она отказывалась. Несмотря на яркие рассказы барона о том, как он ещё в детстве полюбил Россию, сколько он прочёл русских книг и как он мечтал вновь оказаться на землях его предков… всё же повод для поездки в чужую, холодную и далёкую страну, для Алисы был, как то надуман. Ей было симпатично желание барона помочь её народу, жажда узнать о её стране как можно больше… её покорял этот жест героического спасения девушки от бандитов. И всё же…

Ныне же случилось следующее. На грузовом стратостате, в составе военного конвоя, он высадился вместе со своим «боевым конём» на севере Либеросии, и двинул его «копыта» в восточные земли. Туда, где Каменный пояс встречается со Степью великой. Мессир Роже держал путь из Пармы, к границам страны на Востоке. Он намеревался посетить одну из верфей русских атлантов, а также посмотреть на самое крупное в Евразии месторождение гелия близ Оренбурга. В Чубайске у него была назначена встреча с историками, и запись для видеоканала в Seti. Но более всего, его интересовали знаменитые казаки, и особенно казачки Урала. Он уже побывал в Пармской агломерации, целый месяц проживал в стойбище вотяков, едва не был принесён в жертву детьми Дажьбога за то что «читал любовную лирику» юным девам, далее планировал посетить уральские вольные казачьи станицы и по дороге остановиться в агломерации Южный Урал. Кроме мощного рыцарского вооружения, у барона была международная открытая виза Global sapiens, всецелая поддержка самых «злобных» юристов штаба рыцарей на Елисейских полях, постоянное сопровождение всезримого спутникового ока и практически бездонный счёт в мировом банке. Какими либо услугами либероского государства он пользоваться был не намерен, и как все свободные личности с «мутными» намерениями, как и дальнобои-многотонники желающие сэкономить… как собственно и всякий уважающий себя журналист, выбрал путешествие по земле. А чтоб по дороге с ним чего не приключилось, барон договорился с местными казаками, о военизированном сопровождении по «диким землям ново-средневековой Терры».

В Либеросии, как и во многих странах мира, на внеагломерационных территориях, кроме этапно-контрольных комендатур, существовали частные пункты безопасности и сети сопровождения. Это были как официально зарегистрированные субъекты, так и не официальные образования. Первым, за предоставление защитных услуг платило государство, со вторыми путешественники расплачивались лично. Так, в сертифицированной группе станиц числился и Красный маяк, и станица Белая вежа. Последняя, числившаяся так же и в международной базе данных ООН по предоставлению надёжных проводников, должна была предоставить барону спутников до следующего пункта – до станицы Шеломенцевская. Однако, несмотря на всё это, по какой-то причине, беловежевские станичники отказались от работы. От чего барону пришлось двигать в одиночестве.

Путь его уже был близок к очередному пункту следования – станицы Шеломенцевской, а один из сменяемых БПЛ как всегда вёл разведку в небе, когда невдалеке под ним обнаружилась группа людей. Несколько мужчин в военных костюмах, тащили вырывающуюся девушку к большому грузовику, стоявшему на дороге. Люди на гантраке вовремя заметили беспилотник и разнесли его. Конвой же, метнулся в ближайший лес, где и был встречен шквальным огнём мессира барона. Он один, против дюжины бандитов, смог оттеснить их от пленницы. А воспользовавшись замятнёй в рядах противника, погрузил перепуганную девушку к себе в броневик, и «дал по газам». Ни выпустить сменного дрона, ни осмотреть собственные раны, он не успел, и потому двигался наугад, по древним и давно не обновляемым картам местности. Последовавшая за этим погоня, окончилась тем, что уже видели и в чём могли поучаствовать бойцы станицы. Надо сказать, что сэру рыцарю очень повезло. Несмотря на всю его сверхсовременную укомплектованность и вооружённость, такое наглое вмешательство и тем более смерть своих бойцов, «чёрные» банды никогда не прощали.

И можно быть уверенным, что не простят и Красному маяку.

Желая отблагодарить доброго рыцаря, Алиса сказала, что далеко не каждый вооружённый подобным образом человек, пошёл бы на такой серьёзный риск, чтоб спасти ни чем ему не обязанную женщину.

- Пустое, сударыня Алиса, пустое. Это мой долг рыцаря ордена Меченосцев». – небрежно отмахнулся он. – Увы, но моя воздушная разведка не смогла вовремя распознать в пленнице, особь азиатской расы. Да… спасённая мною дева оказалась не восхитительной небесной славянкой, … Но всё же это человек. И следовательно, я уже тогда был не очень расстроен. Но когда судьба моя, свела меня с Вами… О Вы, судьба моя, исцелив одним лишь прикосновением мои…

Сглатывая какой-то горький привкус во рту, Алиса с досадой в душе, слушала рассказ этого франглийского павлина. И с удовольствием осматривала его прекрасные пластины новейшего комплекта личной защиты, что с ног до головы оберегали рыцаря от преждевременной гибели. Франглийские латы, словно сложнейшие своей конструкцией башни и стены древней крепости, с контрфорсами, забралом, рвами и валами, рёбрами жёсткости и усилами в моментах «горячих точек, средневековым рыцарским замком затягивали крупное тело Де Рогана. Алиса, повидавшая за свою пока ещё столь не долгую жизнь большое количество типов, моделей и классов брони, быстро оценила высокое качество и ремесленная происхождение этого костюма. Это был «костюмчик индивидуального пошива», от личного мастера. И он не просто был произведён методом ручной сборки, но произведён был с душой и на совесть. Неизвестный платнер не только произвёл крепкий «сюртук», но и не без наличия вкуса украсил своё детище. Всё, от широкого пластрона, до рельефного горжета – всё было украшено либо чернёными ветвями дуба, либо вытравленными белым крестами, либо чеканными лилиями. Короткий реактивный дробовик на одном бедре и мощный пистолет на втором, выглядели в украшенных пластиковых своих кофрах, словно меч и кинжал паладинов. Латинские маркировки, коды приёмки, цифры калибровки и стандартов, числа дат после которых требуется заменить встроенные в костюм фильтры и аккумуляторные батареи… весь этот сверхсовременный миланский доспех светился мощью и могуществом. Алиске даже показалось, что палёная, величиной с кулак, вмятина в месте ранения рыцаря, со временем вычищается и выпрямляется. Поверх всего доспеха, на толстой витой цепи из гальванизированного золотом стали, на груди, висел большой, размером с ладонь взрослого мужчины, золотой с серебром энколпион. Вместо привычному «православному глазу» распятья, в крест были вставлены крупные драгоценные камни разных цветов.

- Вы Христианин? – спросила Алиса, удивлённая символом веры у современного европейца.

- Что Вы, благородная сударыня… - мессир Роже двумя пальцами за массивную цепь поднял ювелирное изделие. – Разве можно в середине двадцать первого века, верить в каких либо богов. Крест - это символ, оставшийся от наших великих предков. А этот энколпион – знак причастия к ордену, означающий скорее меч, нежели символ веры. К тому же… это сложное электронное оборудование… прекраснейшая сударыня Алиса.

После такой «отповеди», на душе у Алисы и вовсе стало «кисло». Рыцарь носящий крест «чисто для красоты», спасший девушку «чисто по ошибке»… И пускай, для пущей исторической аутентичности, рыцарю недоставало роскошной накидки и пары оруженосцев, на древнего, благородного рыцаря он «тянул» жидковато.

- Фореткран! – продолжал говорить мессир Роже , вздымая указательный палец вверх и гордо посматривая на девушку. – Эти черви не знали, что сам лес выступает моим защитником. Я Фореткран и лес щит мой.

Все высокотехнологические латы рыцаря покрывала толстым слоем какая-то густая, но совершенно прозрачная смазка. Которая, однако при активном перемещении хозяина лат во время боя, ничуть не стёрлась и не истончилась. Алиса точно не знала, но уверенно догадывалась, что именно это покрытие, неся функцию активной маскировки, камуфлировало человека под окружающую среду.

Лихо сидевшего в седле и уверенно гарцующего на лошади, барона Де Рогана сопроводили до базы в развалинах МТС. А затем, когда к основному отряду присоединились оставленные на станции бойцы, вся колонна прибыло в станицу.

- Сударыня, мой род Роган. А я – барон. – с пафосом в речах объяснял рыцарь причину, по которой он является столь хорошим наездником. – У моего отца был великолепный конный завод. И хоть по его смерти завод достался старшему из нас, трёх братьев, но и к нему и к моему среднему брату, имеющему великолепную конюшню, я завсегда вхож. Так установил наш отец. Ну и конечно же, всё моё детство прибывало в постоянных скачках и выездах.

После этого откровения, Алисе стало немного понятно, отчего этот младший, обделённый отцовским доверием и наследством, этот непоседливый и шабутливый перекати поле, поехал на чужбину далёко. Она точно не знала, как случился род Роганов, но в этом Фореткране верно и впрямь была какая то толика русского. Алисе припомнился вечный дурак русских сказок – младший сын Иван.

В станице, у большого общественного ремонтного ангара, уже стоял «Дикобраз». Рыцарь приветствовал его весёлым возгласом и отдал машине честь. Проезжая по улицам, сэр Роже приветливо кивал всем встречным, удивлялся чему то по его мнению необычному, умилялся детьми и, пылая взором на каждую встречную деву, создавая в воздухе грациозные жесты, салютовал ей.

Всю дорогу до дома, Степан Аршинин ехал, нахмурив брови, с задумчивым выражением лица. Он легко поддерживал беседу, усмехался в бороду на иные шутки барона и выспрашивал у заморского гостя о положении на фронтах Европы, о силах и вооружении воюющих сторон, о возможном и долгожданном военном союзе между Франглией и Рейхсландом. Однако, Алиса видела, что отца тревожит какая-то важная мысль. И она прекрасно понимала, какая.

Банда волков Шкуро, была стая отбросов общества разного пошиба, из разных мест огромной страны. Здесь были и оскотинившееся деревенское батрачьё, и высланные из агломераций нежелательные элементы, и беглые из зон принудительного поселения каторжники. Всю эту гоп-компанию объединял жестокость и авторитет их главаря Потапа – ПотапАВа Андрея. А так же чёрная, анархо-нацистская идеология. Это была хорошо известная не только На Южном Урале, но и во всех смежных лимитрофах, опасная банда. И хоть у соседей хватало и своих группировок головорезов, отряд Потапа давали им неплохую фору. Однако настолько хорошо экипированной, она никогда не была. И дело было даже не в армейском триангле, сложном и дорогом в эксплуатации. Дело было в количестве бандитов, и в качестве их амуниции. Как-то поприбавилось волков у Потапа, и клыки у них теперь… крупнокалиберные. Кроме того, последний бой показал наличие среди противника опытных и профессиональных солдат. И всё это наводило на крайне отвратные мысли. Власть Либеросии, или точнее сказать, некоторая часть этой власти… одна из её башен-голов, пестовала, окормляла и изредка подкармливала их подачками лёгкого вооружения. Но если теперь пайка бандитов значительно возросла, как в качественном, так и в количественном смысле… То возникал естественный вопрос – на какую добычу откармливают этого бешеного волка?

Всё это напрягало и заставляло призадуматься не только одного есаула.

Когда отряд въехал в станицу, Аршинину пришлось выслушивать восхищенные возгласы барона и отвечать на его многочисленные вопросы. Представителя знатного рода крайне заинтересовали коллективная форма хозяйства в станице, коммунистические нормы и казачьи принципы, царящие в ней. Он был поражён слаженности и взаимодействию присутствовавших во всех работах, происходивших в то время в Красном маяке.

Де Роган отметил то, что большинство домов в станице были добротными, большими и удобными, и были выстроены по единому проекту. Однако найти среди них двух похожих, было делом трудным. Краски, чеканка, декоративная жесть, резные элементы и лепные детали, создавали из типовых зданий, настоящие дома-шкатулки, на вкус и по душе хозяевам.

- О-о-о! Коммуна… - удивляясь, качал головой проезжий рыцарь, оглядываясь вокруг, и бросая восхищённые возгласы с сильным акцентом. – Колхоз... Коллективизация…

Чем здорово позабавил слышавших эти древние понятия станичников. Отсмеявшись, отец вкратце рассказал барону о жизни в Красном маяке. А чтоб он по настоящему познал жизнь в настоящей коммуне, посоветовал отправиться в одно село, где вот уже на протяжении более пятидесяти лет, только ширясь и развиваясь, существует большая коммуна настоящих коммунистов.

Вечером, в станичном штабе, было запланировано внеочередное собрание. Где всё станичное руководство должно было обсудить всё случившееся… и куда так напрашивался франглийский гость. Никакие лишние уши, даже если они бароньи, в таком собрании были не нужны. Однако Де Роган был готов поделиться всеми записями, которые успел сделать его беспилотник, прежде чем его разнесли бандиты. И поэтому, дабы не обидеть гостя и обеспечить конфиденциальность разговора, было решено пожертвовать другими ушами.

Ушами медика.

Алиска гневно топала пятками, вышагивая по деревенской дороге. Она была разгневана и на отца, сделавшего такое предложение, и на старосту станицы, поддержавшего его, и на самого барона, из-за которого ей пришлось сопровождать франглийца до его Дикобраза и обратно.. Дорога до ремонтно-механического цеха была не долгой, но за это время, станичники порешают всё важное и без неё.

«Ведь наш гость может заплутать, гуляя по незнакомой ему станице ночью», - подумала она, передразнивая сказанное отцом.

Однако барон, отмахивавший своими длинными ножищами подле девушки, казалось вовсе не замечает её настроения. Нет, он конечно же замечал перемену, совершившуюся в девушке… но трактовал её по своему.

- Ви, госпожа Аршинина – настоящая казачка! Уи! Уи, мадмуазель! – говорил он, размахивая в восторге руками. – Ах эти брови в… разлёте! Эти алые, словно ваш флаг губы! Эти строгие, словно майора СМЕРШ глаза! Они буквально раздевают меня! И если приглядитесь, сударыня, вы можете увидеть под этим тщедушным и грешным телом, большую и любящую душу. И сердце – пламенный мотор!

При этих словах, барон указывал на свой объёмистый живот.

Алиска долго не смогла так выдержать. Идти рядом с этим цветастым и говорливым павлином, и быть обиженной… было просто не возможно. И когда, стоя на своём броневике, Де Роган указывая на восход вытянутой рукой, и картаво декламируя оду в её честь, Алиса уже заливисто и непринуждённо смеялась. Её глаза, её зубки, озорно блестели в ночи, затмевая холодный свет звёзд своим живым огнём.

За что получила строгий и укоризненный взгляд старого казака, подметавшего цех после дневной смены.

Барон быстро вытащил карту памяти из бортового компьютера броневика, и ведомый Алисой, был доставлен в штаб.

И конечно Алиса успела только к «шапошному разбору».

- … таким образом, вся информационная база данных нацгвардии стала доступна ГрехТех. Что позволило Борману Греху замкнуть на себе все возможные цифровые источники и базы данных в стране. – политрук Уллен, не прерывая речи, посмотрел на вошедших, и ткнул лучам лазерной указки в фотографию на экране монитора. – Это произошло ещё и благодаря тому, что вместо человека президента во главе нацгвардии, осужденного за поддержку прошлого армейского мятежа, был назначен человек парламента. И наконец… глава парламента, Алексей Моральный, в очередной раз добился урезания ассигнований на военные нужды. Что говорит только об одном. В скором времени, следует ожидать забастовок на предприятиях ВПК, и бунтов в армейских частях. Подводя итог, можно твёрдо говорить о том, что в прямом подчинении президента остался только Верховный совет, и армейские части. В основном, это действующие, боевые части, принимающие участие в десятках мировых конфликтов. Благодарю за внимание. У меня всё.

Отец поблагодарил комиссара за еженедельный аналитический доклад, который тот как раз подгадал к появлению барона. Это была официальная его часть, распространяемая по волнам Маяка, и поэтому, разрешённая для ушей Де Рогана.

Есаул кивнул вошедшим, пригласил барона занять центральное место у стола, а затем взял из его рук карту памяти. Управлявший компьютером Праслень загрузил её в разъём монитора, и на экране появилось волнующаяся под ветром, зелёное море леса. Широкая, серая полоса транспортного коридора бросилась в объектив видоискателя, и осталась в стороне. Мелькнула терявшаяся в его глубине дорога. Появилась вновь, и уже не отпуская её из своего видеоока, беспилотник двинулся параллельным курсом.

Всё это время барон, не умолкая, болтал, давая пояснения своим действиям, и всему происходящему внизу.

Судя по всему, БЛА был новой, бесшумной конструкции, и поэтому, когда он пролетал низко над пасущимися на поляне парой оленей, чуткие животные никак не отреагировали на его появление. Но вот, на обочине дороги, под древними дубами, вдруг мелькнул силуэт с рубленными формами. Мгновенно, датчик беспилотника засёк его, и выделил красным абрисом. «Тойота» - распознал аналитический мозг БЛА. Это был внедорожник. Он стоял так, чтоб высокие кроны, максимально закрывали его от посторонних глаз. Да в такой глуши, его никто искать бы и не стал…

Чуть поодаль, в таких же укрытых сенью леса, дорожных карманах, стояли туранский триангл, и ещё одна Тойота.

Но любопытство барона оказалось сильнее благоразумия. Он сделал разворот над этим местом, и вскоре наткнулся на совсем небольшую поляну, которую практически полностью скрывали кроны величественных деревьев. Из середины которых, словно в прогалине на болоте, БЛА заметил контуры уже знакомого всем гантрака.А так же, мощного квадроформера. У похожего на расставившего четыре лапы паука, стояли несколько человек и о чём то переговаривались. Тень от ветвей скрывала лица, и не давала возможности аналитической системе компьютера определить модель квадроформера.

На очередном кругу, видоискатель беспилотника увидел бандита, шедшего со стороны дороги, и тащившего за руку девушку. Алиса узнала в ней красавицу узбечку, спасённую бароном. Её подтащили к разговаривающим мужчинам, и один из них, сделал шаг вперёд. Лучи солнца упали на его доспех и на открытую, без шлема голову. Есаул сделал знак Прасленю, и тот поставил на этом кадре маркер. 

Человек погладил по щеке девушку. И ещё какое-то время разговаривал со своими партнёрами, переодически указывая рукой на неё. А затем отпустил конвоира, который сопроводил пленницу к стоящему у обочине внедорожнику.

Вот тут-то всё и началось.

На мониторе видоискателя зажёгся сигнал автополёта. Беспилотник взлетел выше, и выхватил кусок дороги. Там, из подлетевшего на высокой скорости броневика выпрыгнули два человека, и сходу, без разговоров, открыли огонь по людям у внедорожника.

БЛА пошёл на новый круг, и станичники увидели как на поляне забегали люди. На краткий миг, в освещённой прогалине показалась фигура, своим бронекостюмом отличавшаяся от прочих. На этом месте есаул приказал сделать ещё одну метку.

Далее всё пошло по кругу. На дороге двое вели беглый огонь, тесня бандитов в глубь леса. Откуда к ним уже спешила вооружённая и многочисленная подмога. Затем круг, и опустевшая от людей поляна. Смена декораций, и вот уже на дороге остался стрелять только один человек. Второй же, закинув девушку на плечо, открывал дверь броневика. Опять поляна, на которой разворачивается квадроформер, осёдланный неизвестным в незнакомых доспехах. И вот финальная сцена. На дороге, двое бандитов, зайдя с фланга, всаживают несколько очередей в оставшегося у броневика человека. Тот падает замертво, а его напарник, захлопнув дверь броневика, бросает машину с места в карьер. Башенка на его броне разворачивается, и очередь крупнокалиберных снарядов, загоняет бандитов за стволы деревьев. Когда Дикобраз скрылся из виду, на дорогу высыпали вооружённые фигуры. Руководимые человеком без шлема, они быстро расселись по машинам. Главарь последним садился в Тойоту. Он на миг задержался у распахнутой двери. Внезапно, он поднял голову, и в упор посмотрел казалось прямо в объектив видеокамеры на БЛА. Не говоря ни слова, он убрал руку в салон внедорожника, и вытянул от туда штурмовую винтовку.

Когда борткомпьютер беспилотника обнаружил нацеленный на него ствол, было уже поздно.

Пока он распознал в том, что было наставлено на него оружие. Пока оценил ситуацию как угрозу. Пока отдавал команду четырём своим винтам совершить резкий манёвр уклонения… прошли секунды. Но этого хватило стрелку, чтоб в последний миг разнести очередью БЛА.

В большой штабной комнате повисла тишина. Собравшиеся в ней обдумывали только что увиденное. Отец Алисы приказал вернуться к метке номер один, и повернулся к замолкшему барону.

- Барон, отчего вы не сказали, что были с сопровождающим? – хмурясь, спросил он.

- А… это Ризик… косовар. – отмахнулся Де Роган, не охотно объясняясь. – Точнее один из братьев. Я нанял их в вербовочном центре Приштины. Хороший был человек. Жаль его. И брата тоже… на границе с Молдовой погиб.

В это время на экране появился человек в бронекостюме и без шлема. Алиса, как и все прочие станичники, без труда опознали в нём главаря банды «Волки Шкуро», Андрея ПотапАВа. А вот второй маркер, с человеком у квадроформера, заставил всех внимательно всматриваться в пиксели на экране. Хвала святым, аппаратура у барона была под стать его знатности, и поэтому позволяла достаточно сильно приближать картинку без потери качества.

Зум. Ещё и ещё… И вот наконец на грудных пластинах и шлеме у незнакомца проступают символы.

Четыре полумесяца, стилизованных под ятаганы, соприкасаются рукоятями, и развёрнуты остриями так, что получается подобие креста. Незнакомец носил на своём бронекостюме, плавно искривляющийся, бледный крест-свастику.

Словарь.

Энколпион – крест-энколпион, крест, с ёмкостью для вложения мощей, реликвий, святых даров.

Форэткран - лес – foret + щит - - cran.

Типикон – свод правил, служебный устав, устанавливающая порядок православного богослужения. Происходит от греч. «устав», «образец».

Пластрон – нагрудник.

Платнер – мастер доспешного дела, тот, кто производит доспехи.

Продолжение следует…

Уважаемые читатели, по нижеследующим ссылкам, вы можете задать вопрос автору, оставить отзыв на прочитанное, а также, ещё больше познакомиться с миром АгломерАд:

https://vk.com/aglomerad

https://cont.ws/jr/aglomerad

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded