?

Log in

No account? Create an account

vlad1_74

Неплохо бы видеть за деревьями лес

Previous Entry Share Next Entry
Невероятный парадокс – смертные грехи могут превратиться в добродетели
vlad1_74




Человек открывает невидимый мир. Он открыл коды неживой природы, сюда можно отнести таблицу Менделеева, проникновение в микромир. Человек познаёт коды живой природы, строение клеток, ДНК, но что мы знаем о кодах духовного мира? В этой сфере познания мы довольствуемся только эмпирическими знаниями и наблюдениями. Познавая, по мере возможности, культуры наших предшествующих поколений, наткнулся на весьма интересное открытие духовного плана.

Подтолкнул меня к этому  бельгийский франкоязычный писатель Шарль де Костер в романе «Легенда об Уленшпигеле». В конце своей книги герои Уленшпигель и Неле под действием волшебными снадобьями видят мир другим. Семь смертных грехов: Гордыня, Скупость, Гнев, Чревоугодие, Зависть, Лень, Сладострастие, в виде деревянных изваяний, охватываются  языками пламяни, а потом из пепла они выходят преображёнными.  Первый из них сказал:
– Имя мне было Гордыня; меня называют теперь Благородное достоинство.
Другие говорили то же, и Уленшпигель с Неле увидели, что из Скупости явилась Бережливость, из Гнева – Живость, из Чревоугодия – Аппетит, из Зависти – Соревнование, из Лености – Мечта поэтов и мудрецов. И Сладострастие на своей козе обратилось в красавицу, имя которой было Любовь.

Здесь нам впору задаться вопросом, а что это за языки пламяни, которые превращают грехи в добродетели? Шарль де Костер описывает их как некие души пострадавших невинно. Лично я не понял эту его аллегорию, у меня возникла другая версия. Размышляя над этой темой, я пришёл к выводу, что эти языки пламени, это некий код к раскрытию духовности в человеке,  это некая нравственная сущность, которая превращает грешное начало в человеке в добродетель, именно она видоизменяет  грехи. Если взять любой из них, и соединить их с нравственными ценностями, то мы исправим все негативные качества в человеке. К примеру, Гнев превратится в благородную ярость или как утверждает автор в живость, желание сделать, что-то полезное людям, например, восстановить справедливость. Зависть побудит не к нанесению вреда другому, а даст мотив достигнуть большего, тем самым показав ещё лучший пример другим. Сладострастие в  сочетании с нравственностью побудит дать наслаждение в первую очередь не себе, а человеку, который тебе нравится и т.д.
Разве мы не можем сделать утверждение, что нравственность, с широким полем ценностей и есть код духовности человека. Чтобы изменить человека, не надо подавлять греховное начало, прилагая при этом огромные волевые усилия, а необходимо лишь привить в себе этот нравственный код, с помощью которого энергия зла сублимируется в нечто благое. Скажите, что здесь ничего нового нет, да, о нравственности знают все, но суть состоит в том, что для развития человека можно отбросить все многочисленные пути и оставить один единственный путь, он как единственный ключ, который раскрывает духовность человека.  Другого просто нет. Можно бесконечно анализировать, почему человек поступил гадко, искать причины, обстоятельства, анализировать, писать толстые трактаты,  всё это пустая трата времени.
Тысячелетия люди бьются, как человека сделать лучше. Религии, светские учения, педагогика, психология, написаны сотни тысяч трудов… Зачем? «Ларчик открывается просто», конечно, не без усилий, нравственность это не монета, в карман не положишь, но если у человека будет понимание и целеполагание в этом направлении, то это уже половина дела, он уже выбрал из бесконечного множества вариантов  различных путей один единственный и верный, самый важный путь для своего развития. Если  на него не встать, тогда можно бесконечно гоняться за мнимой новизной и в конечном итоге, так себя и не найти и вечно быть недовольным собой.