«Свобода кроется во тьме»? Самая зловещая рок-группа России посетила Москву

Состоялся концерт рок-группы «КооперативништяК» в московском клубе «Китайский лётчик Джао Да» 7 октября, сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

Музыканты сыграли около 10 песен из своего необъятного репертуара: «Сделано в красном», «Магические ребра Мерлина», «Гретхен» и другие. Фронтмен группы Кирилл Рыбьяков остался верен себе и сосредоточил внимание публики на «темной стороне» вещей. «Сеанс черной магии» внешне не отличался от обычного рок-концерта — с той лишь разницей, что вместо беззаботных рок-н-ролльных напевов со сцены гремели проклятия сущему, хтонические мантры и дионисийские гимны, стилизованные под привычный массовый формат.

Под конец концерта музыканты осмелели настолько, что исполнили свою самую одиозную песню под названием «Белый блюз», сочинить который предлагается не кому-нибудь, а самому Йозефу Геббельсу. Адресация к нацистскому деятелю ничуть не смутила зрителей, которые продолжили развлекаться, как ни в чем не бывало.

Андерграундная рок-группа «КооперативништяК» (до 2005 года — «Кооператив Ништяк»), бессменно возглавляемая Кириллом Рыбьяковым, зародилась в 1983 году в тюменских подвалах. Изначально возникнув как панк-коллектив, ансамбль с конца 1980-х пустился в эксперименты и перепробовал за долгие годы своего существования десятки жанров. Музыканты ударялись то в психоделику, то в индастриал, то в электронику, а временами их и вовсе заносило куда-нибудь в джаз. На счету группы — почти 50 студийных альбомов.

Несмотря на свое, казалось бы, иронично-безобидное название, группа всегда замешивала свое творчество на черной магии, хтоническом традиционализме и гностической метафизике. Вполне ожидаемо, что музыкальный коллектив вырос на обломках местного оккультно-мистического кружка, чем-то похожего на знаменитый Южинский кружок Юрия Мамлеева. Особый колорит текстам Рыбьякова придает его филологическое образование.

Рыбьяков с коллегами наследуют Мамлееву и его ученикам не только идеологически, но и стилистически. Некоторые альбомы группы вполне могли бы стать саундтреком к «Шатунам» — ключевому роману этого одиозного писателя. Чего стоят одни только их названия: «В мертвецкой», «Ложа вольных гробовщиков», «Трупы девкам не игрушка»... Каждый из них вполне подошел бы под определение «трупной лирики», которую сочинял подпольный поэт Геннадий Ремин все в тех же «Шатунах».

Как и Мамлеев, Рыбьяков дерзает познать смерть «изнутри», не стесняясь петь ни о садомазохизме, ни о каннибализме, ни о ритуальных убийствах. В целом же кончина видится ему как метафизическое избавление от тварного бремени. «Свобода кроется во тьме, ведь мертвых в плен не заберут», — поется в песне «Проклятие» с альбома «Аномалии и извращения».

Впрочем, Рыбьяков идет в каком-то смысле дальше своего вдохновителя. В лирике ансамбля в полный рост встают все оккультно-гностические концепты, начиная с Черного Солнца («Здесь смысл жизни заключен в четыре стены и наблюдение Черного Солнца») и заканчивая «концентрационной Вселенной» («Пустота без начала, пустота без причины. Никуда нам не деться из тревожного мира»).

Так, в «унылом Боге», который «не сможет пробудить от сна»лирического героя, угадывается злой демиург, сотворивший этот мир по ущербным и уродливым лекалам. О тщетности любых поползновений в этом мирском «аду» поведает «открывашка» альбома «Сделай сам умелыми руками»: «так сделай добро и забей его в ...у».

На гностической почве Рыбьяков смыкается с такими рупорами оккультного нацизма, как Мигель Серрано и Юлиус Эвола. Сами они упоминаются в текстах группы очень редко, зато эти тексты изобилуют отсылками и даже личными обращениями к практикам нацизма. Так, в одноименной композиции с альбома «Аномалии и извращения» доктору Геббельсу предлагается «сочинить белый блюз», а в песне «Фанданго» еврей несет цветы «на могилку Муссолини».

Более того, Рыбьяков настолько проникся этой инфернальной идеологией, что объявлял нацистские концлагеря в своих песнях почти что святыми местами. Майданек у него «празднично сверкает», Освенцим блистает «на горизонте, словно солнце», а Бухенвальд и вовсе объявляется «нашей Родиной».

Комментарий редакции

Перед нами стопроцентный культ смерти — тщательно проработанный, укорененный в гностической традиции и весьма талантливо облеченный в музыкальную форму. Перед такой апологетикой оккультного нацизма бледнеют все самые эпатажные «сатанисты» от экстремального металла, которые так же вторичны по отношению к ней, как дьявол вторичен перед лицом христианского бога.

Если большинство тех же блэк-металлистов по части «сатанинской» лирики скорее становятся в позу, нежели высказывают себя, то применительно к Рыбьякову впору говорить о символе веры. В этом не дает усомниться его недюжинная подкованность в тончайших вопросах оккультизма.

Если бы покойный Мамлеев или, к примеру, Александр Дугин чувствовали музыкальное призвание и обладали соответствующим талантом, они бы наверняка соорудили нечто подобное. Что же касается ближайших аналогий, то здесь грех не вспомнить Сергея Курёхина, который на рубеже 1990-х и 2000-х гг. разыгрывал музыкальные представления в честь Алистера Кроули и напрямую называл себя «романтиком, а значит фашистом».

К счастью, зловещему проекту Рыбьякова есть гуманистические альтернативы в андерграундной рок-среде — например, рок-группа «Утро в тебе» или совместный проект Сергея Летова и Вадима Курылёва под названием KillDozer, о которых ИА Красная Весна уже писало раньше. Другое дело, что «светлым» борцам музыкального фронта не всегда хватает главного — философской глубины, которой у того же «КооперативништяКа» хоть отбавляй.

P.S. Информация серьёзная и её необходимо знать родителям, дети которых увлекаются роком. Рок сам по себе агрессивен, и если ещё сюда добавлять элементы сатанизма, то этот букет заиграет ещё более эффективно.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded