vlad1_74

Category:

Прекрасное далЁко… ДалЕко в прошлом. Научно-фантастический роман «АгломерАд»

Исполняю просьбу моего товарища с удовольствием представляю вам его новую книгу «АгломерАд», написанную, как мне думается в современном стиле и тем не менее не лишена постановки экзистенциональных вопросов и проблем, чего, как правило, так не хватает у современных авторов. Для комментариев и пожеланий настоятельно вам советую пройти по ссылки на его интернет-площадки. 

Пролог. Блимп рогатой гадюки

Книга начата 2017 года, 4 апреля, во вторник. Вечером по поводу, была открыта плитка шоколада «Гвардейский».

«Доблесть родителей – наследство детей. Дороже этого наследства нет на земле иных сокровищ».

Алексей Васильевич Трехлебов:

Месяц, клинком турецкой сабли, взошёл над по азиатским меркам большим массивом леса. Одной своей стороной, он выходил на гористую местность, где чернела длинная и глубокая расщелина. И в сём замахе серебристой стали, отразились нитка реки, небольшое озерцо и бескрайняя казахская степь. Белёсое око ночи, с восточным прищуром придирчиво взирала на распростёршуюся под ним местность. Брошенный и позабытый людьми, извечный и естественный спутник Земли, однако вовсе не позабыл о существовании людей на Земле. И хоть холодная дева Селена наблюдала жизнедеятельность двуногих разумных уже тысячи и тысячи лет, эти дети бога до сих пор удивляли её. Вот и ныне, то, что зачиналось в подлунных землях сего мира, обязательно удивит бледноликое существо ещё не раз. И ещё не единожды, его одинокое око расшириться в страхе, превратившись из восточного прищура в полный ужаса зрак.

Однако в эту ночь полнолуния не было. Но неслышимый обычному уху вой, ледяной и тоскливый, уже звенел угрозой в воздухе. Вой оборотней Турана пророчил кровь и пламень.

И три человека в этом предосеннем лесу, прекрасно чувствовали сей вой.

Однако, здесь был и другой спутник. Неестественный и искусственный, он крайне искусно не обнаруживал своего присутствия. Ни случайно объявившийся здесь пастух дехканин, не нарочно выстроенная в паре сотни километров отсюда РЛС на квантовом принципе, никто не смог бы сейчас обнаружить этого незримого наблюдателя. Практически все известные способы обнаружения, любой волновой пеленгатор или частотный сканер, как и метод сверхдальнего бомбардирования радиомаркерами, всё было бессильно проникнуть под полог невидимости высотного объекта.

И однако, невидимку сопровождали.

Вот и сейчас, его приблизительное местоположение, размытым пятном температурной разности, зависшей в нескольких километров от земли, было отражено на экране боевого шлема. Ведущие объект ни разу не видели его собственными глазами, но круглосуточно держали его на своих визорах. Движение, что сохранял объект на всём протяжении всей границы от Кыргызстана, давало твёрдую уверенность, что этот лес и это место над ним и есть пункт назначения «нло». 

И три человека, прошедшие за этим объектом с момента его появления в казахских землях, являлись тому личными свидетелями.

Из темени кустов, осторожно сместив высокую траву и ветви, высунулась человеческая рука затянутая в армированный пластик перчатки. Человек, обтёр прилипший сор к подушечкам пальцев.

Око луны пробилось сквозь бурелом и полюбопытствовало происходящим. В скупом свете его лучей, на пальцах тускло блеснул метал контактов. Быстро и целенаправленно, человек принялся скользить пальцами по узким и длинным, двум шлемовым мониторам. Выполненные в виде забрала, эти массивные очки начинались от висков и образовывали угол на переносице. Электронное забрало полностью скрывало глаза и скулы человека. Прочие части лица и головы, прятал от взоров небесных светил, электронных глаз и людских очей, полный и бронированный, шлем разведкома. Подобный же костюм, что так превосходно адаптировался не только к казахским природным условиям, но и к ставшему вдруг враждебному казахскому политическому климату, облегал всё тело человека.  Человека этого и ещё тех двух, что пришли вместе с ним от границ далёкой Кыргызии. 

Однако, ещё двое бойцов, что также скрытными наблюдателями следовали под самым брюхом невидимого объекта, остались позади. Остались неопознанными телами в степях и равнинах чужой страны. Не смотря на такие же технологически совершенные костюмы комразведки…

Кисть руки, стянутая манжетой маскхалата оптической невидимости, пританцовывая, быстро забегала по матовому опалу левого монитора. Контакты на перчатке человека, легко порхали, касаясь внешней поверхности электронного забрала со скоростью опытнейшего сетевого взломщика. Параллельно с этим, инверсивная матрица монитора, мгновенно откликалась на эти прикосновения командами сенсорного экрана на внутренней стороне забрала.

Глаз человека внимательно следил за чёткими изображениями на дисплеях. На одном экране он видел точную карту местности. На другом - три точки дислокации бойцов группы. Три теплопеленгатора «бившие» с земли, высвечивали контуры крупного, размером метров за тысячи пятьсот, пятна тепловой воздушной аномалии. Несколько более тёплая для позднелетней казахской погоды незримое облако, скрывало объект наблюдения группы.

А в недрах его, притаилась смертельно опасная тварь – боевое стратосферное судно.

Отряду глубокой разведки стоило больших усилий отыскать этого полутора километрового врага. Впятером, группа обошла без малого пятьсот квадратных километров, упирая в небеса лучи плотностных зондов. При этом, действуя за границами своей страны, охотники на воздушные корабли, и сами являлись добычей. Несколько недели отряд провёл в полнейшем безмолвии, проявляя активность только по ночам и отсиживаясь в схронах от рыщущего везде охранения блимпа. Когда же наконец, игла «щупа» уткнулась в невидимый плотный объект в небе, его исследовали направленным тепловым детектором и выявили реальные габариты корабля. Однако, сообщить куда-либо об истинных масштабах обнаруженной проблемы, отряд не мог. Не была достигнута главная цель этого рейда, не был идентифицирован сам объект и его принадлежность. Кроме того, контакт с курирующим операцию центром, или выход на связь с приданным отряду спутником, могли привести к обнаружению всей группы. По инструкции, передача всех собранных данных и полученных сведений во время разведрейда, должна быть осуществлена либо по выполнении миссии… либо в самом крайнем случае.

И теперь, Наступал венец всей этой долгой и опасной операции. Венец из лавровых листьев победителя, или терновый венец мучеников.

трое из оставшихся членов разведотряда, зелёными пятнами живых существ на экране, взяли пятно в окружение. Ловкие пальцы командира вызвали панель переговоров и быстро отстучали команду для обоих боевых напарников. Послание содержало приказ электронные системы костюма перевести в «спящий режим» и ожидать команды от старшего группы. Сам же командир, также перевёл практически все энерго-потребляющие системы своего обмундирования в «сон». Маскировка должна была быть не только физической и оптической, но и радиолокационной. Старший группы разведкома приготовился к самому важному и опасному моменту в текущем задании. Месяцы глубокой разведки, совершенно скрытное передвижение на чужой территории, охота за тепловой аномалией, сопровождение её и потеря двух человек из отряда… всё это должно быть оправдано этой ночью и этим моментом.

И предчувствие командира его не подвело.

Тоненький зуммер вибрации вывел его из «спящего режима». В воздухе, на высоте зависшего объекта что-то появилось. Лёгкое касание пальца к матрице на шлеме и уже знакомая карта с лесом, рекой и озером, возникла пред разведчиком. Но только на сей раз облако было уж не одно. В полный контраст ей, размытой и мутно расползшейся на полкилометра, два совершенно небольших и демонстративно чётких пятна возникли из облака и неторопливо, спиралью друг на встречу другу, принялись снижаться.

И тут же, словно вырвавшиеся из заточения вместе с картинкой на экране, новые звуки хлынули в динамики шлема. Шумы вращающихся лопастей, рёв моторов и гортанные команды, слышались предельно чётко.

«Тураны…», - промелькнуло узнавание языка в голове командира.

Услышав главное и дабы остаться до конца операции незамеченным, командир разведгруппы отключил электронику, переведя шлемовые мониторы в транспарентный режим, он взглянул на небо «своими глазами». Через ставшим прозрачным забрало, большой кусок ночи глянул на него яркими пылинками звёзд. Преследуемого им объекта визуально по-прежнему не было видно – небеса над ним оставались темны для глаза и датчиков. Однако вылетевшие за пределы технологии «ретро-рефлективной проекции» генерируемой воздушным судном, две боевые машины лишились её защиты. Выведенные из поля действия мощных глушилок, два летающих насекомых, медленно парили в воздухе. Их лёгкие, комбистальные корпуса, опираясь на широкие планёрные крылья, скользили вниз по воздушным массам, не включая дополнительных, несущих двигателей. Вскоре, командир смог визуально идентифицировать их. 

Это были два тилтротора производства альянса Bell Boeing. Они не являлись последней разработкой этого концерна, но по прежнему оставались «рабочими лошадками» в своём классе. Тренированная командирская память мгновенно подсказала характеристики двух врагов.

Тип «Conquist», с пониженной акустической сигнатурой. Десантно-штурмовой конфигурации. С вооружением из двух шестиствольных блоков Гатлинга GAU-32 «Eaglestrike» производства «General Electric Armament Division», и одной плазменной R-Aid-картечницы PB200 «Browning Arms Company». Экипажем в три человека. С транспортным отсеком вместимостью на десантное подразделение до восьми бойцов.

Плавное, спиральное нисхождение тилтроторов, сопровождалось мощной и агрессивной, электронной атакой. Все эти раздевающие и разоблачающие взгляды чувствительных датчиков и многополосных сканеров, командир физически чувствовал на себе. Но борьба технологий, раз за разом небесными пришельцами оказывалась проигранной. Система электронной проницаемости костюма и оптической невидимости маскхалата разведчиков, давала им фору в этом состязании со смертью.

Одна из спускающихся «Конкист» пронеслась прямо над вершинами деревьев, сверкнув тусклыми огнями открытой десантной рампы. Мелькнула, скрылась… и вдалеке послышались глухие удары по грунту. Это означало только одно: стратосферный корабль прибыл на место назначения, и «заякорившись» со спутником, теперь обеспечивал наземный охранный периметр. Десантирование бойцов оцепления началось.

Командир дождался очередного, приближающегося к нему шума и перевернул затёкшее тело на спину. Рука мягко скользнула под ткань халата и достала большую рогатку. Слушая «краем уха» звуки десантируемых солдат противника, автоматически считая их количество, командир «разжёг огонь» в крови и не двигаясь, размял мышцы. Во второй его руке появились размером с крупные грецкие орехи, два шара-маяка. Когда в небе одновременно взревели два двигателя, набирая высоту «Конкистам» и завершая тем самым этап высадки, разведчик был готов.

В тот момент, когда в прогалине листвы над ним мелькнуло брюхо машины, командир приподнялся и вложил в упругую резину рогатки один из «орехов». Быстро растянув её до предела, он послал снаряд в след уходящему вверх тилтротору.

Шар взрезал тьму. Пронзив попавшийся на его пути случайный берёзовый лист, маяк впечатался в борт машины. Крепкая для древесного листа, но хрупкая для комбистали, скорлупа ореха разбилась и липкий состав внутри неё, сковываясь на воздухе в плотный комок резины, застыла на поверхности тилтротора.  И получив доступ к кислороду, словно подкожный паразит, ожил, включился, заговорил жучёк. Тонкий вибрационный зуммер на виске шлема, подтвердил попадание и активацию маяка. После того, как оставшийся орех маяка врезался в нос мелькнувшей вверху второй «Конкисты», повторная вибрация порадовала стрелка ещё раз.

Медленно и беззвучно, человек на земле убрал в чехол составную рогатку из многослойного дерева с переплетением животных жил и синтезированных смол.

Пропустив близкие от его укрытия тяжёлые шаги патруля оцепления, командир включил мониторы шлема. Первое что он увидел, были многочисленные голоса переговоров в эфире. Все разговоры принимаемые маяками на тилтроторах и переговоры спецназа оцепившего зону, не передавались на динамики, но выводились списком на монитор. Компьютерное меню визуально предоставила все источники голосов на экран, предложив индивидуальный доступ к прослушиванию каждого из них отдельно.

Вскоре появились и видео сигналы от маяков. Лобовая броня «Конкисты», в которую орех маяка попал чуть повыше рессорной створы, несла на себе идентификационные обозначения войск Туранской империи.

То, что ночные гости были туранами, вовсе не явилось сенсацией для командира разведгруппы. Наоборот, оно многое объяснило, расставило на места и дало понимание. Туранские войска теперь в Казахстане… и это было главным. А это объясняет и то, почему его перебросили с Кавказа в Азию, и наличие жертв среди отряда, и неожиданные трудности в исполнении несложного с виду задания, и открытая на них охота банд басмачей, и высокотехническая электронная наводка на их след. И в итоге, почти что полное раскрытие группы. Турки в Казахстане, а где турки, там жди и…

Под рокот моторов и гул винтов, «жучки» в своих коконах уносились на километры высоты, считывая все переговоры и фиксируя всю передаваемую информацию. А вскоре, винтокрылые «переносчики» доставят двух вредных насекомых за действие завесы устройство сокрытия. И прежде чем ремонтно-обслуживающая команда выявит наличие «левых прыщей» на теле летательных аппаратов, у разведчиков должно появиться время для того, чтоб познакомиться и с самим воздушным судном. А затем останется только раскопировать полученные данные на три костюма, послать копию напрямую на зависший в ожидании спутник и приняв все необходимые меры, скрыться в противоположных направлениях. Выйти на известные лишь каждому из разведчиков, условные точки.

Крохотный ярлычок записи весело горел активностью маячков, счётчик мегабайт уверенно наматывал объём поступающих данных, «Конкисты» приближались вплотную к границе поля невидимости.

И вдруг, неожиданно и резко, стеной, громадой, маячок сидевший на носу тилтротора, швырнул в глаза командиру гигантское тело насекомого. Оно материализовалось на экранах вдруг и совершенно неожиданно, появившись словно при плохо смонтированном кадре кинофильма.

Словно бы сдёрнули занавесь.

Стальные чешуйки бронепластин, навесная динамическая защита, огромные крылья солнечных панелей, трубчатые щупальца устройство сокрытия, коленчатые стойки усиков-антен, многочисленный волосяной покров лестничных скоб и открытые проплешины чёрно-угольного, с сизым налётом герметика, дышащего кожаного покрова…

Зависшее в воздухе над лесом гигантское насекомое было блимпом.

Боевой атакующий стратостат. Высотный дирижабль. Блимп каркасно-мягкой конструкции, крейсерского типа, авианесущего класса, повышенной огневой мощности, с вместительным десантным отсеком…

В общем, настоящая акула небесного океана. Этот тираннозавр воздушных битв,  являлся одним из естественных представителей постнефтянной эры человечества.

Командира разведчиков, не смотря на нанопористую структуру шлема, пробил холодный пот. Туранский блимп американской конструкции, с вооружением всё тех же Соединённых Штатов, под прикрытием маскировочного устройства «ретро-рефлективной проекции», с десантом на борту и в строжайшем соблюдении секретности… И всё это в какой-то сотне километров у русской границы. Чересчур необычно.

Крайне тревожно.

Одна только эта, полученная на данный момент времени информация, могла бы заставить собраться весь генеральный штаб в полном составе. «Поднять на уши» не один только Южно-Уральский военный округ. Но запись шла, и с каждой её минутой, полученная информация всё пребывала в количестве, и возрастала в важности.

Но и кроме этого, отряд обладал и ещё более важными, горячими сведениями.

Тилтротор зашёл на посадку и вывернув к корме блимпа, открыл камере маячка турбовентиляторный двигатель. Судя по всему и применяя принцип симметрии, логически можно было догадаться, что это был один из трёх двигателей воздушного корабля, установленные в кормовой его части. Имея большой диаметр, вентилятор таких двигателей требовал достаточно короткого сопла внешнего контура. Пытаясь определить тип судна, разведчик ошибочно едва не принял его за обтекатель. Однако, здесь наличествовал и последний. И именно по необычной внешности кока – обтекателя, разведчик понял, с каким проэктом боевого дирижаблестроения он встретился. Понял ещё до того, как увидел крупную надпись по одному из продольных рёбер каркаса. Американские корпорации всегда возводили в заслугу, гордость и считали за превосходную рекламную компанию, когда боевые аппараты именно их производства громили врага, разрушали города и уничтожали жизни. И потому, чтоб никому не стало трудом идентифицировать авторов машины убийств, вдоль всей орудийной рельсы, бежала чёткая надпись: Boeing-W.Aeros.

Пока тилтроторы выходили на плоскую плиту рассекателя, пока сбрасывали скорости и выравнивались на точку посадки, командир успел с двух маячков прилично рассмотреть блимп. Это был уже довольно не новый, но всё ещё грозный, списанный в США и проданный армии Великого Турана, комбинированный по силовой установке и подъёмной силе, каркасно-мягкий дирижабль. Его основой был гигантский баллонет из кордированной высокопрочной углекислотной резины трёхметровой толщины. Тяжёлую пробиваемость которого обеспечивали также стальные чешуйки композитной брони по корпусу. Необычность оболочки дирижабля из жёсткой резины заключалась также в том, что при наполнении, она принимала любую заданную форму и начинала генерировать электричество. Держался он в воздухе при помощи двух объёмов внутри оболочки. Один был заполнен синтетическим гелием, второй — раскалённым воздухом поступающим от маршевых двигателей.

Кроме того, для обеспечения меньшей силы лобового сопротивления воздуха, а также для уверенного выживания при фронтальном огневом контакте, нос-рассекатель блимпа был выполнен из единого листа кевлара, в форме клинообразной змеиной морды. А в купе с верхней плитой посадочного стола, которая выглядела словно раздутый капюшон у кобры, этому проекту боевых блимпов было дано наименование «Titanoser».

Оставалось только определить, какой из пяти поднятых в воздух блимпов данного проэкта ныне вплотную подошёл к границам того, что раньше именовалось Российской Федерацией. 

Тилтроторы опустились на квадраты люков, помеченных фосфорицирующими метками и начали медленное погружение вглубь воздушного корабля-матки. На экране пошли чередования плоскостей металла, резины, слоёв Композиционного материала и кабельных каналов. Сигнальные огни открытой рамки сверху угасли и в разверзшемся под брюхами тилтроторов ангара вспыхнул яркий свет. Выползшие из своих ниш в фюзеляже стойки шасси, рывком опустили машины на сталь внутренней палубы. И тут же, десяток человек в желтоватых комбинезонах палубной обслуживающей команды забегали вокруг вернувшихся «Конкист». Расчёт командира разведчиков оказался верным – это были списанные американской армией тилтроторы. Их силовые электроагрегаты так и оставались не заменены, а аккумуляторные батареи требовали частой подзарядки. Сразу же были протянуты толстенные кабеля. Клемма наброшены на контакты, мгновение на подачу тока рубильником, и в системы машин устремился питательный раствор энергии.

И тут же, почувствовавшие своими сверхтонкими датчиками множество Wi-Fi каналов корабля, два «жучка» «раскрылились» и выпустили в поиск все свои тонкие усики-сигналы. Сканинг беспроводных сетей блимпа длился одно лишь мгновение, за которое было перебраны все открытые и закрытые каналы. Но вот незащищённый канал был отыскан, и заключённые в «жучках» «черви», проникли в систему.

Скоростные потоки информации подхватили тоненький сигнал. Оба маячка нащупав выход в огромные электронные системы корабля, рванулись, размножились и проникли во все головные процессоры блимпа.

Человек на земле отключил видео-картинку передаваемую с маячков. Виды служебного ангара авиатехники и шныряющими всюду туранами, сейчас был ему не интересен. Иное дело та волна информации и массив данных, что вломился в его компьютер. И первое что он увидел глазами своих шпионов, была обширнейшая и богато обставленная кают-компания, масштабный, стильно оформленный на папирусе под стеклом, чертёж корабля на одной из стен и крупная надпись-название: «boynuzlu engerek».

«Рогатая гадюка…», - беззвучно прошептали губы командира. – «Проект «Титаносер»».

Тот самый блимп, который проходил длительные усовершенствования на американской военной базе в Туране. Продажу которого удалось отследить по дипломатическим каналам. Который одним из последних был передан туранской армии. И наконец, тот, который внезапно исчез из поля зрения военной разведки.

Прежде, три блимпа этой конструкции, с большими потерями, были уничтожены в боях у дунайско-черноморского лимеса. Два родственных брата по одному проекту под названием «Титаносер» переведённые из эллингов аэродромов Измир, уже были «приземлены» на Северном Кавказе. И произошло это, не без участия командира охотников на дирижабли, той разведгруппы, что выследила и эту гадину. Один блимп скрывался в горах Бадахшана и ещё один проходил ремонт в подземных эллингах Таджикистана после стычки с патрульным судном русской армии.

Блимп «Рогатая гадюка», был последним, пятым боевым блимпом данного проекта туранской армии. Он получил своё наименование за два отростка, словно рога у гадюки торчащих вверх и немного в стороны на носу корабля. Это были мощные антенны ЭМП-генераторов внутри коротких и толстых «рожков» из кордированной резины. Местоположение блимпа до сих пор тщетно пыталась установить разведка федерации. И вот теперь, все чертежи его архитектуры, схемы дек и попалубная расшифровка корабля, оказалась на чипах памяти у русской разведки.

Вырвавшийся из маячков вирус, не пытался приближаться ни к запароленным зонам, ни к электронной системе управления, и даже не соприкасался с защитными сетевыми программами корабля. Он проникал на кухню, заглядывал в бараки и столовые, рылся в именных списках поставленных на довольствие, прятался в личных коммуникаторах экипажа, слушал разговоры в каютах команды, смотрел глазами датчиков и камер. И весь этот поток данных в реальном времени, поступал на компьютер командира разведчиков. Видеоканалы уже съежившись в точки ярлычков, даже не предлагали эскизного просмотра поступающего видео контента. Фотобанки заваливались горами снимков. Аудиоканалы выстроились в бесконечный список, начало коего уже давно скрылось за нижней частью экрана. Миссия по слежению за тепловой аномалией, хоть она ещё и не была завершена, уже стала успешной. Уже получена информация огромного объёма и значения. И уже можно было не дожидаясь обнаружения двух незваных насекомых в чреве корабля, свернуть запись, размножить её на соратников, пустить её импульсом на спутник и разбегаться по сторонам…

Продолжение следует…

Уважаемые читатели, по нижеследующим ссылкам, вы можете задать вопрос автору, оставить отзыв на прочитанное, а также, ещё больше познакомиться с миром АгломерАд:

https://vk.com/aglomerad

https://cont.ws/jr/aglomerad

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded