vlad1_74

Categories:

Прекрасное далЁко… ДалЕко в прошлом. Научно-фантастический роман «АгломерАд». Пролог ч.2

Исполняю просьбу моего товарища, и с удовольствием представляю вам его новую книгу «АгломерАд», написанную, как мне думается в современном стиле и тем не менее не лишена постановки экзистенциональных вопросов и проблем, чего, как правило, так не хватает у современных авторов. Для комментариев и пожеланий настоятельно вам советую пройти по ссылки на его интернет-площадки. 

Вдруг, неожиданно в перчённой каше туранский речи прозвучал холодный голос на английском.

Человек в маскхалате убрал палец с ярлычка отключения записи. Передвинув его на список источников голосов, многие из которых уже были опознаны. Всё та же вирусная программа, побывала в базе данных на хозяйственном и пищевом складах блимпа, сопоставила полученные данные с данными на гаджетах команды, и присвоила членам команды их атрибуты. Таким образом, большинство из голосовых источников уже имели имена и фамилии, звания и чины, и даже обзавелись личной фотографией. Однако, голос говоривший по-английски, был анонимно сер и неопознан. Сам сигнал поступал не напрямую через микрофон в переговорном средстве, а был записан усиленным сигналом с нескольких метров от источника голоса. Исходил он из сугубо защищённой от электронного проникновения каюты в нижней части кормы корабля. «Незаряженный» для таких спец операций и программно не подготовленный вирус с маячков, был заведомо бессилен на прорыв или обход защитной системы. Однако, как это не раз случалось, в сверхзащищённую крепость зачастую проникали совершенно из неожиданного места.

Разведчик пробежался пальцем по предложенному выбору говорящих людей, выбрал незащищённый канал. Выведенный на отдельный экран, он заполнил, приглушил все остальные звуки.

«Отхожее место» этой воздушной крепости было легкомысленно предоставлено самими защитниками. И разведчик не смущаясь использовал его для проникновения в изолированную каюту.

Это был сверх современный в плане технологий, и сверх беззащитный в плане взлома, самый обычный и бытовой, производства США, запястный коммуникатор с выходом в всемирную игровую сеть. Именно этот канал, открыл доступ, пропустил без проверки и идентификации вирус извне. Коммуникатор принадлежал молодому, но уже высокопоставленному офицеру связи, имя и фамилию которого командир разведчиков тут же позабыл. Он так же проигнорировал всю вываленную ему базу данных с накопителей коммуникатора и переключился на ручное управление им. Совершенно гражданский объект возжеланий всей молодёжи Земли, простой в антивирусной защите словно детская игрушка, со всеми открытыми программными ключами и кодами… Этот новенький коммуникатор без проблем подчинился внешнему управлению. Позволил усилить звуковую схему, включил камеру и передал управление ею извне.

В совещательной каюте горел тусклый, мягкий свет. Экраны мониторов и точечные светильники высвечивали несколько фигур сидевших и стоявших подле большого овального стола посреди небольшого помещения. Ещё пара силуэтов таилась от скупых лучей света в углах каюты. Большой, на всю стену монитор, транслирующий тактическую карту местности, приковывал внимание двух из присутствующих. Люди, оба в военной форме, стояли подле экрана, держа в руках лазерные указки. Ещё трое сидели за столом и были увлечены собственными коммуникаторами, чьи отсветы от голографических изображений ловили глаза их хозяев. Высокий и стройный человек в особо представительном костюме воздушного флота медленно прохаживался по каюте.

Все восемь присутствующих молчали.

Из игрового коммуникатора, вирус перенёсся в компьютер настенной панели беспроводным маршрутом связи. Где взял под свой контроль наличествовавшие в нём камеры, высокочувствительные микрофоны и связь с кораблём. Манипулируя камерой на передней панели экрана, человек на земле смог хорошо рассмотреть почти всех присутствующих. А подоспевший с идентификацией компьютер, представил опознанных:

Капитан «Рогатой гадюки» – Гёкок Йылмаз, чёткой поступью хозяина судна, отмерял расстояния вдоль монитора на стене. Таким вот неспешным, твёрдым шагом, его можно было представить чеканившим шаг на мостике, при благоговейном молчании экипажа. Его не парадный, но и без того очень нарядный костюм, информировал о значительных заслугах своего хозяина перед родиной и раисом.

Генерал Улгур Туна, по прозванию Дунайский за давнюю победу в крупном сражении на этой славянской реке, а так же второй генерал - Баттл Серик, представитель уже казахской армии, являлись в каюте самыми высокопоставленными персонами. По крайней мере в официальном понимании. Новые Казахстанские власти, заигравшись в «великий туран», старались из последних сил присутствовать во всех турецких кровавых затеях. Именно посему, генерал Казахстана, бок-о-бок с генералом Турана ныне со вниманием взирали на карту и «пережёвывали» глазами пространства «оренбургского коридора».

Ещё одним гостем блимпа являлся полковник казахских спецвойск - Ерболат Боки. Этот крепкий и физически развитый интеллектуал, в данный момент производил взаимодействие с союзником по выстраемому туранскому миру на уровне тактического соединения. Глаза Боки, глубокие синевой Иссык-куля, то и дело отрываясь от происходившего на экране его коммуникатора, посылали немой посыл своему напарнику. Туранец, полковник десантного соединения на борту «Рогатой гадюки», могучего телосложения, лысого черепного покрова, с открытой агрессией и прямым вызовом во всём своём ярком облике, принимал взаимодействие с коллегой напротив и удавом проглатывал все взгляды союзника. Сейчас их коммуникаторы обменивались данными по неким совместным мероприятиям. Однако мощная защита обоих компьютеров лишала вирус малейшей возможности проникнуть в их систему.

Каракоч. Это имя, всё, что было известно о сём человеке.

Каракоч… Этот персонаж был лично и трагично известен командиру разведгруппы таившейся внизу. Командир «кровавых беретов», его недаром именовали «кризис-полковником» все разведки и генштабы мира. Он был человеком, чьё появление вне «внутреннего Турана», означало лишь одно – готовится спец операция крупного масштаба. Одно только его наличие в этой и без того «яркой» компании, должно было сорвать с места командира разведчиков, стрелой лететь ему к ближайшей точке связи и поднять «на уши» весь «армейский мир» страны. Однако, командира вновь отвлекло нечто важное.

- Капитан, госпожа Дор пребывает. – прозвучал голос английской речи. – Мы получаем сигнал на синхронизацию от навигационных систем её судна.

Последний из всех присутствующих в круге света мониторов, был молодой офицер повинный в распространении вируса в закрытую каюту. На его руке крепился массивный игровой браслет. Это был Мавлюдоглу Кучук, персональный помощник капитана и офицер связи. Он дождался внимания своего начальника и кивнул в подтверждение сказанного.

Гёкок Йылмаз прожевал губами невысказанное ругательство и проглотив его, отдал приказ.

- Передайте госпоже Дор приветствие на моём личном канале связи. -  прозвучало на новообразованном языке воссоединяемого Турана. - Отдайте распоряжение службам на приём её судна.

Каракоч перестал «взаимодействовать» с казахским полковником и сузив свои колючие глаза, вперил их в капитана. Тот, жеванув челюстью, развернулся на каблуках и продолжил мостить подошвами лаковых туфлей ворсистое покрытие каюты.

- Мы знаем ваше отношение… к дамам на корабле. – почувствовавший напряжение за спиной, генерал Улгур Туна отложил указку и повернулся к присутствующим. – Но это необходимость. К тому же не продолжительное по времени.

- На моём корабле. – поправил генерала продолжавший нервно ходить капитан. – Женщина на моём корабле. Разве можно после этого что-то гарантировать? Но дело даже не в её присутствии. Дело в том, как она ведёт себя с мужчинами! Её дерзость, её одежда, её манеры… её команды всем вокруг! Разве она находиться не на территории Великого Турана?

- Не стоит плевать в руку дающего. – примирительно и наставляющее произнёс генерал. – Дающего нам знания, технологии, оружие… замечательные воздушные корабли. Великая Туранская империя ещё не построена и земли её ещё тяготятся игом неверных. Поверьте, уважаемый Гёкок, мы ещё успеем поставить на своё место каждого из неверных. И завернуть в паранджу каждую женщину.

Сказанное генералом большинством присутствующих было воспринято как мирную и примеряющую шутку, однако хозяин блимпа её не оценил.

- За этот корабль заплатил золотом лично наш раис. – нахмурил брови капитан Гёкак. – И на чествовании победы над водами Куликуббо, он лично вручил его мне в командование. – медленно и чётко произнёс замедливший шаг капитан.

- Ну, капитан Гёкок, мы все прекрасно знаем, что вы герой Шахимардана. – совсем уж откровенно принялся извиняться генерал, у которого на счету, на личном гербе и в фамилии присутствовала свидетельство крупнейшей за последние двадцать лет победы. – Соединённые штаты – наш главный союзник и не мне вам говорить, что он нам даёт. И лично мне наплевать, в чём будет разодета эта дама, если она принесёт нам очередную победу.

- Победы, не мне вам говорить, приносят Великому Турану преданные ему сыновья. Отпарировал капитан, продолжив своё движение.

- Горю пламенем вашего гнева, Гёкок бей. - включился в разговор ещё один присутствующий в каюте. – И если всё обговорено, я воспользуюсь необходимостью избавить себя от лицезрения этой аль-Джасум. Капитан, благодарю вас за гостеприимство и готов отбыть по месту назначения.

Голос прозвучавший из одного из тёмный углов, был шероховат произношением и сух интонациями. Было заметно, что хозяину этого голоса не хватало опыта в применении общетуранского, искусственно выдуманного диалекта.

Фигура говорящего сделала движение подняться с глубокого кресла, однако поднятая рука Туранского генерала усадила его обратно. Приготовившийся было к сюрпризу, командир разведки Российской федерации, выдохнул, отсрочив разгадку сей тайны. Этот, да ещё второй человек, что скрывались в тёмных углах каюты и в глубоких креслах, ныне интересовали его более всего

- Ваше присутствие в планах, пока ещё не обговорено с куратором из «штатов». - голос генерала Дунайского звучал встревожено. - Это наши союзники и мне кажется, что ваше прежнее решение остаться в операции инкогнито, необходимо пересмотреть.

- Волку не нужны кураторы. Звезда и полумесяц его союзники. – «циркнул» сквозь зубы неизвестный. – И мне не нужна ничья помощь, для того, чтоб выигрывать битвы и заслуживать себе имена и звания. Напомню всем ещё раз. По замыслу нашего раиса, моё участие в операции строго засекречено. Тем более, для ваших союзников из-за океана. Капитан Гёкок, я готов к отбытию.

Человек скрывавшийся внизу, под брюхом гигантского блимпа затаил дыхание и превратился весь во внимание. Этот незнакомец, упомянувший «волка» и «звезду с полумесяцем», стал для него до крайности интересным. Он ожидал, что гордившийся своими победами и достигнутым положением, генерал Улгур Туна, пойдёт дальше в своих обвинениях и «вытащит» хоть немного дополнительной информации о незнакомце. Однако, бравый и победоносный генерал лишь скрипнул зубами и отвернулся к экрану. Переключив картинку, он вывел на экран показания с полирежимного сканера пространства, где рывками, странно передвигаясь и нереально подолгу зависая на одном месте, к кораблю приближался размытый в движении объект. Создавалось впечатление, будто летательный аппарат либо прыгал через пространство, либо телепортировался на малые расстояния.

- Капитан отдал приказ через своего помощника подготовить к полёту его личный экипаж и с лёгким поклоном, обратился в тёмный угол:

- Эфендим, машина готова. Храни Аллах и слава Великому Турану.

Невысокая, стройная до поджарости фигура спружинила жгутами мышц и легко, словно в невисомости, вскочила на ноги из глубокого кресла.

«Волк!», - вспыхнуло в голове командира разведгруппы.

Холодная, и такая же смертельная сталь среза винтовочных стволов, чёрным зраком отверстий, взглянула на экран настенного монитора. И встретилась взглядом с человеком в маскхалате на земле.

Минута, и Волк отвёл взгляд.

- С именем Аллаха, Милостивого и Милосердного. – На мгновение, голос человека сделался смиренным.

Но вот человек в чёрном, облегающем свитере с высоким воротом резко развернулся, и твёрдо ступая высоким профилем военных ботинок, вышел из каюты.

Командир разведчиков, следя за покинувшим каюту волком, принялся сопровождать его движение, переключаясь от камеры к камере на его пути. Но как бы ни старался человек в электронном маскхалате, скрывающийся под валежником на земле, имеющий позывной «леший-1», но это хищное, скуластое лицо так и не смогло всплыть у него в памяти. 

Было ясно только одно: этот командир, и далеко не средних рангов, этот человек, которого «победоносный» капитан называет «мой мастер», совершенно точно прибывший с ближневосточного фронта Туранской агрессии, оказался здесь не случайно.

«Проводив» незнакомца до посадочного шлюза и убедившись, что в десантно-штурмовой тилтротор тот садится в одиночестве, тайный наблюдатель вновь переключился на совещательную каюту. Разведчик с земли хотел ещё раз взглянуть на того, оставшегося неопознанным человека в тёмном углу. Раскрыть единственную не раскрытую карту на сукне этого чужого игрового стола, и резко разорвав связь, скрыться в темноте и сырости леса.

- «Сорок племён» исполнят договоры? - Казахский генерал Баттл Серик уселся за стол и утёр платком выступивший на лбу пот. – После того, как американцы ликвидировали межплеменного лидера… я теперь даже и не знаю с кем вести диалог.

В каюте оставалось всё по-прежнему. Присутствующие, поглядывая на экран монитора, ожидали гостью. Мерцающая точка, что двигалась по радарному пеленгу блимпа, с каждым своим рывком неуклонно приближалась.

- Сами убрали – сами и поставят. – сухо и нехотя ответил генерал «дунайский». Было видно, что он психологически подустал от пререканий. – Госпожа Дор как раз везёт нового межплемённого вождя. Здесь и заключим с ним новый договор. Главное это то, что наконец с нами наш гость из Кувандыкского кантона.

Из тёмного угла, из глубин мягкого кресла, материализовалось и выплыло на свет, облачко ароматного дыма. И тут же, чуткий датчик пожарной тревоги, с самого начала следивший за тлением табака в сигаре, повысил уровень потенциальной опасности ещё на пару пунктов. У разведчика же, таящегося далеко под брюхом блимпа, внутренний датчик внимания и тревоги взлетел по максимуму. Этот некий «Гость из Кувандыкского кантона» - был здесь хоть и не первой персоной, но явно ключевой. Именно его присутствие на борту туранского блимпа, объясняло наличие самого дирижабля в непосредственной близости от границ России. И это не удивительно, ведь то, что здесь было названо Кувандыкским кантоном, являлось ничем иным, как «оренбургским коридором».

- Волей Аллаха, на краткое время ослепившего русского медведя. – голос говорящего был не молод и «жирен» гортанным тембром. – В этот решающий для моего народа момент, моё место именно здесь, на небе. Земные же дела, пора предоставить сыну.

- Олатай, Вам ещё рано вести речи о небесах. Вам надо ещё увидеть победу и триумф Вашего народа. – Улыбаясь возразил генерал Улгур Туна.

- С небес лучше всего видны и свободные Башкирские юрты и наши победоносные тумены и трупы врагов. – ответил пожилой голос. – Но, я с радостью воспользуюсь этим благословенным кораблём и его всевидящими очами, дабы ещё при жизни своей узреть Башкурдистан освобождённый.

Помощник капитана крякнул в кулак и прервал беседу.

- Летательный аппарат госпожи Дор вошёл в нашу зону невидимости. – не отрывая взгляда от экрана коммуникатора, молодой человек кивнул на нечто, происходимое в нём. - Посадочные команды уже обеспечивают приём.

Капитан слегка приклонил голову в сторону кресла в тёмном углу, и уважительно сказал:

- Вам воздастся, Олатай. Когда наши народы воссоединятся, Вы будете награждены истинными небесами. Но сейчас время потребует от вас мудрости и терпения. – а затем повернувшись к командиру кровавых беретов, попросил: - Каракоч, вы лучше всех нас знаете эту Вашингтону Дор. Ваши контакты скреплены кровью общих врагов… Прошу вас, встретьте нашу гостью и сопроводите к нам.

После того, как здоровенное тело молчаливого туранского коммандоса покинуло каюту, в помещении воцарилась тишина. Капитан настроил настенный монитор на камеры с посадочных площадок и на его экране возникла картина снижающегося крупного летательного аппарата. Широкое, сплошное крыло несло под собой фюзеляж со спаренными турбинами двигателей, и отсоединяемым бронированным десантным отсеком. На самом крыле, два огромных, вертолётных винта, находившиеся под острым углом от плоскости крыла работали на авторатации – крутились под действием потоков воздуха. Зайдя на посадочную плиту, аппарат резко убрал скорость и развернув винты горизонтально, запустил их моторы. Маршевые двигатели встали и машина, словно вертолёт, плавно опустилась на крышку лифта.

Командир российской разведки сразу же определил прибывшую машину как тяжёлый, турбовинтовой  гирокоптер корпорации «Bensen Aircraft». Машина была достаточно новая и редкая ещё на полях сражений. И хоть соблазн был велик, командир разведчиков напрочь отмёл возможность проникнуть компьютерным вирусом в её системы. Для себя он решил, что дождётся появления в каюте совещаний полковника Дор, и всё же постарается рассмотреть неизвестного с сигарой.

Хотя полковник Америк была хорошо знакома спецслужбам, появление этой важной персоны на боевом туранском блимпе рядом с границей его страны, означало нечто экстранеординарное.

Однако, вышло всё совсем по-иному. Вышло всё совсем плохо.

В тот момент, когда в каюте показались фигуры четырёх человек, одна из которых была невысокая и сухая до безобразия женщина, в системе корабля внезапно появился чужак.

Командир разведчиков с позывным леший, увидел, как отреагировали электронные системы корабля на вторжение программного кода извне. Даже и не пытаясь шифроваться, ломая охранные антивирусы, он танком продирался вперёд. Ещё мгновение… и его тентакли программного кода обнаружили присутствие русских.

Облачённая в форму ВВС США, полковник Вашингтона Дор, первой влетела в каюту. С порога, не обращая внимания на принявшихся подниматься ей на встречу мужчин, гневно сверкая глазами, она закричала капитану Гёкоку:

- Несмотря на то, что ваш корабль кишит жучками и вирусами… - раздался её стервозный до скрипа голос. - вы настаиваете на встрече именно здесь! Капитан, вы абсолютно не в состоянии обеспечить безопасность операции!

Она резко выкинула руку с зажатым коммуникатором в сторону настенного экрана и там появилась картинка всего леса и окрестностей, что расстилались сейчас под ними. В тёмно-зелёном разноцветье условного леса, билась, пульсировала красная точка.

Словарь:

Транспарентный режим – режим полной прозрачности.

Ретро-рефлективная проекция – дисплей, визуальный экран которого расположен непосредственно перед глазами зрителя, тогда как панель сенсорного ввода «touchscreen», распологается на обратной его стороне.

Тилтротор. Летательный аппарат, использующий все преимущества вертикального вертолётного взлёта и движение по принципу самолёта.

Titanoser – или titanosaur, гигантский динозавр змееморф.

Кок (обтекатель) это обтекатель турбины и вентилятора.

Раис – турецк. Вождь.

Эфендим – турецк. Буквально «мой мастер».

Кыргыз - сорок племен

Олатай – уважительное обращение в Башкирии к пожилым людям.

Наномагия или РЭМ купол – (радио-электромагнитный купол). Один из видов электромагнитной системы поражения. Выстреливаемые наночастицы проводника, создают установленное тем или иным применяемым снарядом, поле электромагнитного воздействия. При помощи наведения индукционных токов, оно выводит из строя электронное, коммуникационное и силовое оборудование противника в заданной области. Приводя к изменению свойств среды распространения радиоволн, обеспечивает Электромагнитное поражение радиоэлектронных средств и систем управления. РЭМ купол включает в себя как радио-, радиотехническое, так и оптико-электронное подавление. Которое обеспечивается созданием активных и пассивных помех.

 Начало здесь Продолжение следует…

Уважаемые читатели, по нижеследующим ссылкам, вы можете задать вопрос автору, оставить отзыв на прочитанное, а также, ещё больше познакомиться с миром АгломерАд:

https://vk.com/aglomerad

https://cont.ws/jr/aglomerad

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded