vlad1_74

Category:

"Скотный двор" Либеросии. АгломерАд ч1.3

Выполняю просьбу моего товарища, и с удовольствием представляю вам его новую книгу «АгломерАд», написанную, как мне думается в современном стиле и тем не менее не лишена постановки экзистенциональных вопросов и проблем, чего, как правило, так не хватает у современных авторов. Для комментариев и пожеланий настоятельно вам советую пройти по ссылки на его интернет-площадки.

Продолжение. Начало здесь.

Димыс, отказавшийся на сей раз от вагона стрингвей не из за жёсткого zeit not, (струнный юнибус доставил бы пассажира быстрее), но исключительно из-за желания напитать свой мозг информации, быстро отыскал обтекаемую форму такси. Бомбер формой схожий с разрезанным вдоль яйцом, стоял на выделенной для такси жёлтой полосе обочины и призывно маячил своему пассажиру большим, видео гребнем вдоль крыше. Красный абрис вокруг него, дававший понять, что «кэб» занят, красиво оформлял безвкусную и жуткую рекламу вахтенной работы на северах. На фоне бушующего океана и каких-то железных ангаров, согнанные сумасшедшей режиссерской волей, у посадочной площадке атлантов, стояла бородатая толпа «роботяг» и натянуто улыбаясь, призывно махала мозолистыми руками приближающемуся воздушному кораблю. На котором, по постановочному гению, должен пребывать новый вахтенный рабочий. Особый шарм рекламе придавал тот факт, что ровно то же самое, лишь изменив условие предложения и заменив рубли на скошенные года заключения, всё тот же режиссер прокручивал в тюрьмах и зонах наказания.

Всех преступников с агломерационным гражданством, цивилизация однозначно изгоняла за пределы своих стен. Если преступление было несерьёзным, то отбыв наказание, человек мог возвратиться обратно в полис. За преступление средней тяжести, человек лишался агломерационного гражданства, и после отбытия наказания, оставался жить за пределами полисов. Ну а за преступления тяжкие и особо тяжкие, за ведение незаконной политики и, особенно за действия против власти, таковых неграждан отправляли в тюремные зоны различной жестокости наказания. Та же участь неминуемо ждала и человека, уже проживающего вне двенадцати агломераций Либеросии. Степень вины при этом, совершенно не учитывалась.

Однако, кроме как «вперёд ногами», из этих гибельных мест был и ещё один выход. По договору с государственно-корпоративным партнёрством, из тюрьмы можно было перевестись в спецпоселение, став добровольно-принудительным колонистом. Эти «поселенческо-трудовые зоны» создавались на бетонных остовах великих городов прошлого, в тех жизненно-важных, оборонно-необходимых и экономически-потребных точках страны, что пали жертвами сначала мутокапитализма, а затем «войны городов России». К середине двадцать первого века все эти города стали ненужными Либероссии, стали городами-юзерами, не прошедшие чистилище капитализма. Но вот настал этот новый и, несомненно, чудный мир и крупные мировые корпорации, наконец, добрались и до северных развалин городов СССР. А добравшись, не стали особо тратиться на наёмную силу. Пролоббировав в правительстве Либероссии закон о поселенческо-трудовых зонах, под надзором пенитенциарной системы страны, они стали населять мёртвый и ледяной бетон городов стоящих по северным рекам теми, кто соглашался сменить свой жестокий срок пребывания в беззаконных тюрьмах, на каторжный труд в условиях близких к человеческим. Эти люди и составляли большинство жителей поселенческо-трудовых зон. Однако кроме них обитали там вечные шабашники, пройдошливые торгаши, сомнительные личности с тёмным прошлым, сманенные за большие деньги вольнонаёмные специалисты и инженера, а ещё всё те же работяги из бывших азиатских республик союза. Корпорации, закрывая глаза на любые преступления и не обращая внимания ни на пол, ни на возраст, ни на национальность, принимали в свои рабы всех желающих. А Министерство исполнения наказаний, поедая брошенные им объедки с корпоративного стола и «занычивая» по личным углам сахарные кости умерших в ПТЗ людей, стала верным цербером на защите интересов крупной буржуазии. И как корпорации были международные, так и опыт, применяемый относительно ПТЗ был абсолютно международным… заграничным. Крупный бизнес делал крупные деньги, народ заселял ранее мёртвые территории, а правительство страны получало неплохую прибыль от концессий и традиционные при либеральном капитализме откаты. Всё это объявлялось возрождением страны.

Возрождавшиеся города, однако, не возрождались в своих прежних названиях. Теперь они именовались в честь героев прославившихся на ниве капстроительства. Весь этот разврат с переименованием был поименован словом rename.Так в Кабардино-Балкарии вновь восстал из руин молодой город с «героическим» названием Навальчик. На великой северной реке сбросил оковы льда и гнёт шапки полукилометрового снега, «красавец» Маусинск. А на самых восточноазиатских границах свободной страны, выбрался из-под барханов песка и вновь упёр в небо плоские крыши кирпишных домов в стиле «барака», дивный город Гайдаробад. И каждая новая межгосударственная корпорация, приходившая в Либероссию с пакетами инвест-проектов, поднимала нового зомби из числа мёртвых городов и по договору с правительством страны, давало ожившему трупу имя героев либерализма. Ну, или как вариант, если корпорация сильно настаивала и сильно платила, то название могло быть, например таким как ArhanShellsk. 

«Первые 100 поселенцев уже вступили в лежащий под снегом Ясино-Павловск-Камчатский. Стань 101-ым. Стань ясинопавловцем! Покори его и ты!» - высветился рекламный призыв, когда Дмитрий подходил к такси.

Шага за три, компьютер бомбера, следивший по карте вызова за передвижением Дмитрия, признал в его коммуникаторе отправителя заказа, помигал световым гребнем и щёлкнул дверным замком. Дима поднял вверх дверь и «махнул» в салон электрокара.

Поместившись в центре единственного, комфортабельного кресла, он подтвердил место назначения на большом мониторе, что одновременно являлся лобовым стеклом. Огромный антивандальный экран моргнул выщербленной и расцарапанной поверхностью, и elektrocab ожил сердцем. В автомобиле что-то тенькнуло, и под жужжание электромотора, бомбер плавно понёс пассажира по улицам полиса. Приятный женский голос ещё раз уведомил заказчика о месте доставки и времени в пути, осчастливил суммой к оплате и, отключившись, передал управление монитором седоку.

Управлением самого беспилотного автокара, взял на себя компьютер.

Дмитрий вошёл в U-TV, не задумываясь скипнул госканалы и открыл плейлист рейтингового телевидения. Как и прежде, на первом месте стоял канал Badnews. «Плохие новости» транслировал только «кровавые» события... за что и был, любим народом. Не было канала лучше, где так качественно и виртуозно, могли показать людям, как их убивают и как они умирают.

Нужный Димысу канал был ближе к двадцатому месту. «Пулятор» транслировал всё, что связано с всевозможным стрелковым оружием, не массового поражения. Параллельно, пассажир включил аудио-ленту новостей, предварительно отфильтровав новости связанные с сегодняшним праздником.

Поглядывая периодически в окно, Дмитрий «залез» в почту на своём смарте и принялся вычищать накопленное в период пребывания в больнице. Благо, погружаться в это всё, было не слишком глубоко. Текстовые письма, используемые в прошлом, ныне были отброшены как использованный презерватив. Их сменили лёгкие в посыле, не обременённые лишней логикой, но яркие и «прикольные», эмодзи и мультикамы. Мультикамов было огромное количество и каждый из пользователей имел свою коллекцию на все случаи жизни.

Дмитрий откинулся поудобней и окунулся в беспредел окружающего его информационного поля.

- Комиссия Минпотребобразованию Либеросии, сегодня на закрытом совещании, подписала в печать новые комикс-учебники по истории Либеросии. На заседании присутствовали западные партнёры и спонсоры. – дула в уши какая-то радиоведущая. – Первые школьники оценили новинку на «отлично»!

- Чубайск скоро станет ареной крутых разборок международного уровня! Агломерация Чубайсинск уже готова принять участников олимпийских игр по «Blindfight» со всего мира! – на повышенных нотках вещал ведущий телеканала «Пулятор». – Весь «Северный» военный полигон будет предоставлен им для выявления самой лучшей команды по «слепому бою». А также, выявит самых метких из уничтожителей «вредных животных». Те, кто толкает пулю по каналу ствола с помощью воздуха… или даже газа. Вооообщем, все на варминт!

- Учащиеся электронной школы, написали жалобу на тьютера начального потребительского образования. В ней дети и их семейные агенты, пожаловались на то, что в рассказе Либмилы Уличной, учитель заменила «нашли в ящике», на «нашли в капусте». Женщина арестована. Напомним, что по закону, любая негативная коннотация, либо отрицание бебибоксов, является преступлением.

Дима уже более пяти лет жил в агломерации Чубайск, и в том, что теперь называлось Южно-Уральским макрорегионом, или лимитроф ЮжУрия. Но как ему казалось, новости его родного макрорегиона, за последние три года становились всё боле дикими и выморочными.

Дмитрий «отмахнул» в корзину эмодзи-сообщение, в котором винтовка с оптическим прицелом стреляла в мишень, и надписью «Инвест-дуэль». Выкинул так же сообщение с тортиком и взрывающимися хлопушками, которые своей праздничной датой, навязчиво намекала на скорое день рождение молоденькой отправительницы. Очередная эмодзи с изображением блистающего полиса, означавшего заманчивое с виду, но совершенно пустое по факту предложение за неплохие деньги, выучившись, стать плохим специалистом по развитию агломераций, его также не заинтересовало.

- Депутаты Думной палаты приняли в первом чтении закон о понижении так называемого «возраста сексуального согласия». Партия власти уже получила подобный европейский законопроект, и теперь занимается переводом его на русский язык. В нём «возраст согласия» начинается с двенадцати лет. Водительские права и договор заверенный нотариусом – все, что потребуется двум любящим друг друга людям. А также, закон уравнивает возраст сексуального согласия и возраст согласия проститутки.

- … я напоминаю, что назывались они «Гопак» и «Вышиванка». – неизвестно от чего развесёлый ведущий тыкал пальцем в объёмные и полноразмерные, голографические изображения странного вида автомата, сильно смахивающий на советский АК-74 и снайперскую винтовку дикого вида обесчещенной СВД. – Теперь, киевское министерство обороны анонсирует совершенно универсальный, тяжёлый… должно быть в логическом понимании процесса, но новейший танк – Сведоминатор!

Бомбер плавно остановился на электронном табло регулирования движением, компьютер которого уже перенял управление всем транспортом в полисе.

- Государство Лесберия, первое в мире государство освобождённых женщин. Наша страна была создана исключительно представительницами Первого пола. Изначально, состоявшая из выходок Соединённых Агломераций Америки, теперь Лесберия приглашает к себе всех женщин планеты. Нам неважно какого цвета твоя кожа. Нам не важно, сколько у тебя IQ. И нам наплевать, сколько представителей Второго пола ты убила. Но если ты убила в своих мыслях патриархат. Если раздавила каблуком мужика в душе. Если распяла попа в сердце. И если ты разделяешь наши законы… Требуй паспорт Лесберии в посольстве любой агломерации мира! – на экране, полуголая девица в судейской мантии, размахивала флагом с изображением стилизованного женского полового органа. – Великая Вагиня-мать послала восемь звёздных ангелов на защиту Лесберии. И если лесби твоё благословение, то Лесберия твой выбор!

Димка улыбнулся двум девушкам, которые дремали обнявшись в открытом купе-люкс дорогого беспилотника. Слева от них, на другой стороне улицы, ликовал всеми лазерными огнями своей забегаловочной душонки McDollars с веселящейся тварью на вывеске. Это был рыжеволосый, с гнилыми от аспартама зубами, зелёного цвета зомби - лого-персонаж фастфудинговой компании. Он поймал сканерами своих электронных буркал смарт Дмитрия, после чего, тот завибрировал, поймав с десяток сообщений от McDollars.Система антивирусной защиты смарткома сплатила свои ряды и все незваные меню чизбургеров, карты «Опий-колы» и купоны скидочного дня, были безвозвратно сожжены в мусорной топке. Однако, когда на тот же смарт пришли незвано-нежданно развесёлые, интимные картинки сексуальных удовольствий и экзотических оргазмов, Димка приостановил свой стрейф по новостям. К тому же, бомбер, несмотря на тотальную автоматизацию всего процесса дорожного регулирования, встал в неучтённом никаким электронным мозгом факторе бытия. Пробка.

- Сообщаем всем двигающимся по городским транспортным коридорам: улица Неврозова вновь перекрыта на неопределённое время. В карты единого центра контроля уже внесены необходимые уточнения, и регулятор уже перенаправил потоки. На месте аварии ведутся восстановительные работы. – голос выпускницы кино-академии, подрабатывавшей диктором, обрёл взволнованно-извиняющиеся нотки. – Приносим всем участникам движения самые искренние извинения.

«Не пей квас, креативный класс!» - ярко вспыхнула реклама«Кака-калы над проезжей частью, громко ругнулся огромный внедорожник впереди, запах разогретого салюцида из ближайшей закусочной Няшка-плюшка» ворвался в салон бомбера. 

В окно электрокара, Дмитрий проследил за длинными ножками гарцующей по тротуару полуголой нимфы. Под впечатлением от узримого, он закинул в память смарткома приглашение в подземный клуб «Сливки», в коем стоящий на канализационном люке молодой человек, падал во внезапно развёрзшуюся под ним пышущую огнём гиену разврата и пучину греха. Ещё несколько рекламных буклетов, распродажных приглашений и скидочных купонов, и на Диму глянуло сообщение, касающееся лично его. Золотая монета подпрыгивала от щелчка большого пальца и перевернувшись в воздухе, падала обратно. Рядом, в режиме реального времени, шёл обратный отчёт.

Это было креативное напоминание от мелкого барыги, что сдавал Дмитрию свой подземный гараж. Год назад, этот же гараж, под новоотстроенной гигантской арколадой «Величие Плюрализма», отдавала в безвозмездное пользование, одна прелестная, свободная, не замужняя и даже не женатая девушка. Однако, оставаясь по прежнему прелестной, свободной она быть вскоре отказалась и лишилась оного статуса с таким же молодым, не прелестным и как вскоре оказалось, совсем не филонтропски настроенным, но всё же человеком. Авто у молодой пары не было, но доставшийся по начислению гараж был и на нём, Молодые решила делать бизнес. Димка собственно и не возражал, однако минувшее время халявы, всё ещё простынями искусственного шёлка и кружевами недорогого белья, по-прежнему ложился ему на память, напрочь застилая тот факт, что гараж для него уже платный.

Не откладывая в долгий ящик, Димка потянулся к смарту. Но платежа вновь не произошло. Его палец застыл в сантиметре от гаджета.

Она, лёгкой поступью спускаясь со ступеней, выходила из магазина игр. Конечно же, это была не она. Так… всего лишь похожа… Но внутри у Димки всё замерло и защемило сердце. И не отпустило даже тогда, когда девушка повернувшись лицом к Димке, принялась вызывать себе бомбера.

- Окей бомбер. – ставшим хрипловатым голосом скомандовал Дмитрий. – Остановись здесь.

Машина покорно встала на первом же возможном месте подле тротуара. А Димка, неудобно развернувшись назад, разглядывал её. Так похожую на ту, другую и такую же не родную, как и та девушка, что ныне сев в подкатившее такси, уехала в противоположном Димке направлении.

Пустив Бомбер далее по заданному прежде маршруту, Дмитрий сполз пониже в кресле и вышел из электронного ящика. Упавшая на грудь рука со смарткомом, грустно звякнула о сталь пуговицы – гараж не будет оплачен и на сей раз.

Он приглушил смарт, дал отбой автомобильному монитору и оборвал на полуслове новость о том, что: «пора положить уже наконец безобразью и немедленно закопать все ветки старого метро – этот подземный город бомжей, рассадник криминала и убежище беглых, преступных элементов.».

Проплывающие за окном бомбера кварталы бетонных утёсов и каньонов из стекла и стали, мелькали мимо него в лишённом звука мире. Пёстрые стайки людей, хищные рывки мотоциклов, плавные движения автомобильных тел, заглатывающие горожан утробы вагонов стрингвея… всё казалось Димке огромным аквариумом с его обитателями и их жизнью. Блики солнца на глазастых стенах небоскрёбов и древних панельных высоток, здесь заслонялись тенями игравших в пятнашки транспорта небесных струн. Когда Бомбер подъезжал к конечной цели пути, такси догнала огромная тень, мягко и вальяжно плывущего в высоте кита – исполина дирижабля. Атлант, на этот раз не грузовой, а судя по удлинённой тени на асфальте, транспортно-пассажирский, едва-едва перебирая винтами своих мощных турбин, нёс своё величественное тело к швартовым площадкам. На его борту, красовалась огромная надпись: Ali-Bay. Торговая тоталитария.

Уже в прямой видимости гигантского мегаздания торгово-развлекательного города, собственности корпорации «Гостиный двор», что в народе получила название «Скотный двор», на смартком Дмитрия вновь произошла атака вирусных рассылок. Браслет ожил, встрепенулся и на его поверхности замелькали, словно карты в руках каталы, веер голографических картинок. Плоские фотокарточки были стилизованы под 18-й век, и запечатлевали Обнажённые тела представителей всех трёх полов, всевозможных мастей и цветов ориентации. Но стоило глазу сфокусироваться на какой либо из ней, как изображение оживало и превращалось в объёмную голограмму. Но чутко настроенная на подобные атаки защитная система не дремала и оформившаяся в 3D объёме, шикарно возлежащая на морском песке, восхитительная фигура молодой наяды, вспыхнув в костре антивирусной инквизиции, была безжалостно уничтожена. Все эти плоские «дамы», «валеты» и «шестёрки» едва появившись на голоэкране, тут же и с эффектом сгорали в очистительном для системы, электронном пламени.

Однако, Димку растормошила эта обнажённая наяда с фото. Он принялся вертеть головой, осматривая улицу и пытаясь отыскать саму хозяйку сей фигуры воплоти. Конечно и Дмитрий не был в сём наивен, прекрасницу он не нашёл, Ровно как и брег песчаный и морской. Вдоль трассы, в специально отведённом для этого занятия длинном и оборудованном скамейками «кармане», стояло с дюжину жриц и жрецов древней профессии платной любви. Кто-то из них «клевал» носом на скамьях, кто-то болтал с себе подобными облокотившись о столбики автоматических касс для оплаты услуг трудящихся досуга. Двое, она и оно, дефилировали крупной сеткой чулок и шортами с заниженной талией вдоль проезжей части. Наяды среди них, как и ожидал Димка, не присутствовало.

Всё оставшееся время до подъезда к ТГ – торговому городу «Гостиный двор», пассажир электрокэба провёл в задумчивости. Он меланхолично разглядывал окружающую урбанию, выуживая из памяти запретные воспоминания о другой, реально существовавшей роскошнотелой наяды с навсегда оставленного берега его жизни.

Огромный козырёк «скотного двора» накрыл подъезжающее такси. Машина остановилась в указанном ей компьютером «Центра управления движением» месте. На экране лобового стекла вновь появилась девушка-такси. Она искренне поблагодарила за поездку, поощрила не вандальные действия пассажира и отсвистала с его счёта деньги за проезд.

Дмитрий вышел из машины и оказался перед огромными входными воротами, в тени огромных букв. Торговый город «All must» – упало на него и закрыло собой свет солнца.

В этом месте, где всё вокруг носило эпитеты «огромный», «величественный», «грандиозный», «колоссальный»… ну или хотя бы просто «большой», Дмитрий бывал очень редко. Царство попсовой моды, королевство фастфудного безвкусия и империя широкого потреблятства, его, не типичного для агломерации молодого человека со странностями, интересовало в самую последнюю очередь. Здесь можно было быстро познакомиться с не упоротыми по феминизму девчонками, самому развлечь свою девчонку, «Растворить» в объёме нескольких квадратных километров несколько месячных получек и попросту потеряться в пространстве и времени. Однако, и первое и другое и третье, Димка с несравненно более приятным для себя способом мог проделывать совершенно в других, не столь известных большинству «полисидов» местах. Единственное что связывало торговый город и Диму, были почти все его бывшие, настоящие и как он подозревал и будущие девушки. Кои увы, своею красотой, мудрости однако были лишены.

«Разным людям – разницу вкуса!» - проорал голос из скрытых под полом динамиков тем, кто уже не умел прочитать дублирующую глас вывеску над входом. – All must – территория креативного потребления!

Девиз потребления, вышедший словно из подземелий ада, звучал по дьявольски весело и хитро.

«Скотный двор» раззявил пасть автоматических дверей и заглотил человека. «Чрево китово», прославленное своими гигантскими размерами, уже обменяло свежесть и прохладу воздуха из многочисленных кондиционеров, на углекислоту и жар дыхания несравненно более многочисленных посетителей. Люди, гуляющие и работающие на всех шести этажах торгово-развлекательного города, не заметили нового поглощённого обывателя. Все они, как посетители, так и работники сего заведения, буквально жили в его чреве. Во всех агломерациях Либеросии, корпорация »Скотный двор» создала все условия для полного цикла круглосуточного пребывания. Параллельно с этим, сделав это возможным для всех возрастов и максимального количества жителей агломерации. Пролоббировав интересы крупного бизнеса, правительство страны обязало выплачивать зарплату каждую пятницу. И теперь, вечером каждой пятницы, сотни рейсов струнного транспорта, начинали свой путь от зданий крупнейших предприятий и концернов. Забирая их работников и служащих, подбирая по дороге всех отставших, весь транспорт агломерации устремлялся прямиком к гостеприимно распахнутым воротам «скотных дворов». И все последующие два дня, администрация ТГ и его персонал, делали всё возможное для того, чтоб все эти люди, как можно дольше не покидали сие радушное заведение. Конечно же походу оставляя в кассах «двора» все заработанные деньги.

А уж для обеспечения сего процесса, в обширнейшем арсенале ТГ, имелось всё необходимое.

Торговые ряды всего и для всех классов потребителей. Гостиничные комнаты краткосрочного пребывания и персональные капсулы сна. Сауны, бани, бассейны и огромный аква-ленд. Детские комнаты и даже вечнозелёный парк. Тренажёрные залы и спорткомплексы. Полный комплекс бытовых и эротических услуг. Театры и кинотеатры. Аттракционы и игровые зоны. Лавки приёма и перепродажи приобретённых в ТГ товаров. Ну и конечно целый стадион, отданный под food-cord. На всей территории ТГ работала собственная беспроводная электронная сеть с многофункциональным сайтом и форумом для посетителей. Вся жизнь человеческая была перенесена под единую крышу легкосплавного каркаса торгового города. Города, укоторого были свои законодательная, исполнительные и судебные власти, свой мер и естественно свой хозяин этой легкосплавной, но крайне прибыльной жизни.

Здесь было всё, чтобы попав сюда, люди были готовы на всё, и чтоб оставить здесь всё.

Это был воистину безостановочный комбинат потребления.

Кроме того, этот «комбинат» ещё и спасал детей от одних родителей, и передавал в руки других.

А именно, «скотный двор» вмещал в себе аж четыре, высшего, «А++» класса, полностью автоматических ящиков для ребёнка. Укрытые от любопытных глаз, дорогого импортного производства, системы beby-box полного цикла гарантировали гражданам посещение совершенно инкогнито как для сдающих детей, так и для получающих. Надо было лишь не перепутать лотки «приём-выдача». Доверительно приглушённый свет, приятственные глазу тона и новейшая конструкция для ускоренной передачи ребёнка в приёмный лоток – облегчали жизнь несчастным матерям и удобствовали в наилегчайшем разрешении их проблемы. Четыре ярко освещаемых, круглосуточно работающих входа смотрели на все четыре стороны света. Все они призывали граждан сдавать своих «подзалётных», нелюбимых и поднадоевших детишек в уютное и гарантировано безопасное лоно детского ящика.

Углубляясь в лабиринт бутиков и пятачков отдыха первого этажа, Дмитрий в который раз не переставал удивляться этому проявлению человеческой жизни. В выходные дни, здесь пребывало посетителями треть города и ещё треть обслуживало их. «Скотный двор» давал работу очень многим, от президента ТРК и целого отряда компьютерного отдела, до собственного патриарха и дивизии собственных полицейских. Здесь были улицы и площади, перекрёстки и тупички, были здания ритуальных услуг, роддома, КПЗ, поликлиника и помещение неотложной хирургии, храмы для всех конфессий и самый богатый на выбор, роскошный публичный дом. Если агломерация была муравейником, то «скотный двор» был муравейником в муравейнике с концентрированном пребывании в нём обитателей. Человек работал пять дней только для того, чтоб два дня весело «оскотинится» во «дворе». И получал ровно столько, чтоб ему хватило отправить все свои потребности в этом заведении. Именно для этого, правительство Либероссии постоянно подгоняло минимальную заработную плату граждан до строго выверенной суммы. Это новое общество было также классовым, но делилось оно насовсем иные классы, на классы потребителей.

Словарь:

Zeit not – нехватка времени.

Варминтинг (varmint) – от англ. Vermin вредное животное. Разновидность высокоточной стрельбы и спортивной охоты. Стрельба производится на дальних и сверхдальних дистанциях, в основном по грызунам и мелким вредителям. Допускается использование жестяных мишеней-силуэтов.

Арколада – здесь, огромные, хозяйственно-бытово самодостаточные города-башни.

Аркология – (архитектура и экология). Термин ведён Паоло Салери. 

Атлант – здесь. Имя собственное, модель воздушного аппарата, ставшее нарицательным и перенесённое в народной речи как общее название большинства дирижаблей и стратосферных летательных аппаратов российского производства. Иные нарицательные примеры: Цепелин – как название дирижаблей, Xerox – как название копировальной техники и Jeep - как название автомобилей класса внедорожник.

Полисид или полисос – здесь. Горожанин, житель полиса.

Продолжение следует…

Уважаемые читатели, по нижеследующим ссылкам, вы можете задать вопрос автору, оставить отзыв на прочитанное, а также, ещё больше познакомиться с миром АгломерАд:

https://vk.com/aglomerad

https://cont.ws/jr/aglomerad

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded